-
ГДЕ ИСКАТЬ:   НОВОСТИ И БЛОГИ
Я ИЩУ...
Для мобильного
   О нас    Контакты    Реклама    Подписка
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
написать письмо
НОВОСТИ | ОБЩЕСТВО | ПОРТРЕТЫ
26/01/2019

27 января - День снятия блокады города Ленинграда: «Это время на сердце рубцами легло...»

27 января в Российской Федерации отмечается День воинской славы России - День снятия блокады города Ленинграда.

Статья «Это время на сердце рубцами легло...» опубликована в газете "Волжская правда" от 29 января 2014 года.

Преодолевая ступени до пятого этажа дома, невольно ловлю себя на мысли, что сделать это не так-то легко человеку, «испорченному» лифтами. А как же пожилые люди? Например, Людмила Фёдоровна ЦВЕТКОВА, к которой мы направляемся в гости.

Читайте также:
Волжанка Людмила Цветкова (Марий Эл) - о блокаде Ленинграда, тибетской медицине и знании английского


Память

Услышали о ней первый раз от её соседки, сотрудницы нашей газеты Юлии Тавлуй. Та рассказала, что пожилая женщина живёт одна. С трудностями быта справляется самостоятельно. Редкий раз может попросить соседа помочь разобраться с выключателем или заевшим замком. А так – всё сама. От помощи по хозяйству или предложений известить о ней социальную службу, отказывается: «Пока справляюсь».

Очень трепетно относится к кошкам – и дома есть пушистая красотка, и бродячих обихаживает. Рано утром, ещё до того, как первые жильцы отправятся на работу, прибирает за своими подопечными, кормит их. Судя по всему лет ей немало – иногда вспоминает о довоенных событиях, петербуржцахродителях, о том, что получила достойное образование, которое позволяет до сих пор читать в подлиннике английские тексты.

Рассказывает, что в Волжск переехала не так давно — лет сорок назад, работала техникомстроителем и вскоре вышла на пенсию. Из родных — младший брат в Москве. Гордится, что он космонавт и многого достиг в своей жизни. Кажется, рядовая история обычной российской пенсионерки…

Но как-то раз невольно вырвалось у Людмилы Фёдоровны слово «блокада», раньше тщательно скрываемое от людского любопытства. Понять её можно. Есть события, воспоминания о которых не стираются со временем. Не так просто рассказать о горечи утрат, ужаса пережитого, не отпускающего и через семьдесят лет…

Поэтому стоило нам только спросить про военные годы, Людмила Фёдоровна закрыла лицо руками и, заплакав, отвернулась… «Зачем? Это никому не нужно… Было так страшно…» — чуть успокоившись сказала она.

Простите нас, не раны бередить мы пришли. Только мало осталось тех, кто своими глазами видел, как голод, холод и близкая смерть делали кого-то сострадательней, а кого-то толкали на подлость. Как потеряв всё самое дорогое, что имело значение раньше, люди находили в себе силы жить.

К сожалению, молодое поколение черпает информацию о прошлом своих дедов из блокбастеров типа «Сталинград», превращающих историю страны в голливудский фарс. Именно поэтому так важны воспоминания живых свидетелей войны, блокады. Пока они, к счастью, ещё рядом с нами…

Дорога смерти

Таково свойство памяти пожилых людей — забывать, что происходило вчера, и отчётливо помнить события из детства. Так и Людмила Фёдоровна чётко, без запинки рассказывает, что родители — Фёдор Тарасович и Зинаида Александровна — коренные ленинградцы. Вернее петербуржцы. Потому что и предки их испокон веков жили в этом городе.

Прадед, дворянин по происхождению, служил у помещика Ракитина. Бабушка, тоже из знатного рода, никогда не работала, вела хозяйство, занималась детьми. Уже много позже, после войны, открылись эти и другие семейные тайны. Вынесли «на свет» старые фотографии, где на фоне изящных интерьеров изображены солидные господа и элегантные дамы в кружевах. Советский довоенный период семьи связан с работой мужа и жены Цветковых на ленинградской «ГЭС №5».

Росли трое детей Слава, Люда и Валера — будущий космонавт. Жили на первом этаже большого дома номер 179 на набережной Невы. Ещё до начала Великой Отечественной, все ленинградцы отчётливо понимали, что она неизбежна. Отца забрали на финскую, ученица четвёртого класса Людмила, как и все школьники города, после уроков помогала копать траншеи заградительной линии.

В начале войны мама устроилась на работу в госпиталь. Присмотр за младшим братом и заботы по дому целиком легли на плечи сестрёнки, несмотря на то, что ещё нужно учиться. Было трудно, но учёба в школе продолжалась все блокадные дни. Людмила Фёдоровна вспоминает, как от голода опухали ноги, от слабости качало, но учительница просила: «Девочки, кто ещё может, пожалуйста, помогите копать заграждения…».

К тому времени умер старший брат, на санках отвезли на Преображенское кладбище дедушку, не выдержавшего голода и холода.

Норма хлеба была 125 граммов в день — срез буханки на два-три сантиметра. Этот кусочек можно было получить только по карточке, отстояв много часов в очереди. За водой спускались по обледенелому берегу к реке, но сил хватало только на то, чтобы донести совсем малое количество.

В городе не осталось кошек, собак, птиц — съели всех. Варили суп из столярного клея и дуранды — жмыха комбикорма. Выживали, как могли. Меняли в военной части табак, который давали маме в пайке, на картофельные очистки. Из госпитального обеда детям перепадал иногда дрожжевой суп. «Он нас спас», — несколько раз повторяет Людмила Фёдоровна.

Голод невозможно воссоздать, перечувствовать. Ведь он был не просто страстным желанием поесть, а особым состоянием человека, при котором любое движение требовало огромного напряжения воли. К голоду добавлялся невыносимый холод. Стекол нет, окна забиты фанерой, завешаны одеялами. А бомбежки… Людмила Фёдоровна то и дело останавливает свой рассказ.

Как будто собирается с силами. И мы чувствуем, что какие-то из наших вопросов словно задевают за самое больное. Поневоле стараемся переключаться, как нам кажется, на что-то менее трагическое. Но не получается… Спрашиваем, кто в Ленинграде из подругодноклассниц остался. И слышим: «Умерли все. В блокаду. От голода… Никого не осталось…».

Или задаём вопрос почему не эвакуировались, в ответ рассказ о том, как отправили их, детей, по Ладожскому озеру на полуторке. Но провалился лёд, и если бы не шофёр, который хорошо знал Цветковых и бросился спасать, ушли бы брат и сестра под воду, как многие другие. «Дорогой жизни» этот путь назовут уже потом, после войны. Блокадники называли Ладогу «дорогой смерти».

«Ценой великой, непомерной оплачен вами каждый миг…»

«Уважаемая Людмила Фёдоровна! Примите искренние поздравления с большой, знаменательной датой — 70-летием снятия блокады Ленинграда. Мы преклоняемся перед подвигом жителей города и его героических защитников. Пережив тяжелейшие испытания, вы не утратили веру, проявили стойкость и мужество, не пустили врага в Ленинград. Каждый внёс свой вклад в Победу, каждый до конца исполнил свой долг. 900 дней блокады навсегда вошли в историю – как пример беззаветной любви к Отечеству, несгибаемой воли и величия человеческого духа. Желаю Вам здоровья, успехов и всего самого доброго. Президент Российской Федерации В.Путин.»


Видя, что мы заинтересовались письмом, лежащим на столике, Людмила Фёдоровна комментирует: «Часто пишут. Вспоминают». Ей, не особо обласканной властью, да и жизнью, это проявление внимания, чувствуется, немного согревает.

Привычная к трудностям, каждодневным заботам — после войны и учёбы в институте работала на ответственных должностях, избиралась депутатом, переехала в Волжск, чтобы ухаживать за больной матерью — и сегодня не хочет сдаваться. Зрение подводит, но много читает.

Занимается зарядкой по тибетской системе оздоровления. Раньше часто ходила в лес, собирала лекарственные травы. Теперь сделать это без посторонней помощи она вряд ли сможет. Годы берут своё. Хотя назвать Людмилу Фёдоровну старушкой не получается.

Есть в ней какой-то особенный стержень, стать и гордость, что это слово произносить как-то неуместно. Интересно, удалось бы нам выдержать ту ношу, что выпала её поколению. Выстоять, не сломаться? Трудно сказать… Но хорошо, что есть возможность поговорить с ветеранами, подарить им несколько минут общения, в котором они очень нуждаются и понять что-то очень важное в жизни. Пока ещё можно, пока ещё не поздно — навестите тех, кто великой ценой заплатил за наше с вами мирное сегодня.
О.ТАРБУШКИНА
Фото - из открытых источников
Нравится
+1
Не нравится
0
Обсудить на форуме
НАПИСАТЬ
КОММЕНТАРИЙ
КОММЕНТАРИИ
ЕЩЁ НА ТЕМУ:    волжск,  память
Как можно избежать жителям Волжска потопа в квартире во время капитального ремонта
«Почему замена крыши нередко приводит к заливу квартир?» — спрашивают наши читатели. — Неужели фирмам, взявшимся за этот вид работ, нельзя продумать меры защиты имущества жильцов на случай возникновения дождя?».
В Волжске (Марий Эл) обсудили вопросы поддержки семей
В Волжске состоялась встреча родительского сообщества «Семья Марий Эл сегодня и завтра»
Капремонт на ул.Советской Волжска (Марий Эл) — то пылит, то заливает…
Любые ремонтные работы — это напряженный, не быстрый, довольно пыльный процесс
Умное лето в Волжском городском лицее (Марий Эл)
Летние каникулы — самые продолжительные, поэтому их нужно использовать грамотно и с пользой
НОВОСТИ
В Волжске сотрудники Росгвардии задержали похитителя сумки у водителя такси
Демонтажные работы на объекте "40-квартирный жилой дом" в Йошкар-Оле по ул.Героев Сталинградской битвы
На территории Марий Эл выявлен вредный карантинный сорняк — повилика
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ОБЩЕСТВО
Как можно избежать жителям Волжска потопа в квартире во время капитального ремонта
ОБЩЕСТВО
В Волжске (Марий Эл) обсудили вопросы поддержки семей
РЕКЛАМА
Copyright: ООО "Волжские вести"     
16+
Написать письмо      Контакты
Пользовательское соглашение
Политика конфиденциальности
Дизайн и разработка: Студия "Green Art"
В СЕТИ:
ВКонтакте
Telegram
Twitter
Youtube
RSS
Яндекс.Метрика