............
-
ГДЕ ИСКАТЬ:   НОВОСТИ И БЛОГИ
Я ИЩУ...
Для мобильного
   О нас    Контакты    Реклама    Подписка
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
написать письмо
НОВОСТИ | ОБЩЕСТВО | СОЦИУМ
11/01/2010

«Великолепие мастера Большакова!»

Первый поцелуй — предвестник любви

Сережа Большаков впервые поцеловал Алю Чехову в пять лет. На сияющей белизной, широкой и теплой, еще не успевшей остыть, русской печке. Это был наивный детский поцелуй, навсегда оставшийся сладким воспоминанием в кудрявой мальчишеской голове, послуживший предвестником захватывающей, красивой и сердечной любви. Ставни частного дома Большаковых по улице Озерки, 2 выходили прямо, через узенькую дорожку, на окна Чеховых, проживающих в двухэтажном деревянном доме по Кошкина, 21а. Ранним летом цвет яблонь, вишни обволакивал приятным запахом торцевую стену двухэтажки, проникал в форточку, щекотал курносый Алькин носик и навязчиво манил во двор. Ей очень нравилось в период цветения приходить в Большаковский сад и создавать из нежных бело-розовых лепестков роскошное убранство платьиц для своих кукол. Позднее, все, и взрослые, и дети, замечали, что в процессе увлекательных игр с большим количеством участников, непоседливый Сережка слушался только Алю, только с ней он по особенному играл в жмурки, штандер-бандер, шесть стеклышек и 12 палочек. Тогда, на печке, они и предположить не могли, что спустя десятилетия, после долгой разлуки станут мужем и женой. Она будет преподавать в школе русский язык и литературу, возглавит известную в городе фирму «Кредо», Сережа станет художником, резчиком по дереву, удостоенным Дипломов «Лучшая Российская выставка». Но все по порядку.

Набежит беда — и с ног собьет!

Сережа рос домашним ребенком. В детский сад не ходил. Поэтому часто в несмышленом возрасте затаивался в уголочке столярной мастерской и наблюдал, как папа умело управлялся с рубанком и фуганком, коловоротом и лобзиком, стамесками и киянкой. Эти предметы его завораживали, он не мог усидеть на месте. Вылезал из закуточка и тянул ручонки к инструментам.
Борису Агаповичу частенько приходилось сгребать сына в охапку и уносить в дом к бабушке от греха подальше. Большаков-старший вдохновенно мастерил дубовые столы (круглые, раздвигающиеся), шкафы, серванты, трюмо. Непременные резные элементы придавали мебели элегантность и навевали дух старины. Агапыч, так называли его друзья, руководил бригадой коммунистического труда на комбинате «Заря», являлся председателем профсоюзного комитета. С супругой, Ангелиной Михайловной, преподававшей физику в Марийском целлюлозно- бумажном техникуме, они воспитывали троих детей: двоих мальчиков и девочку. Сережа — средний, но никогда не давал в обиду старшую Людочку и младшего Андрейку. Родители часто сажали деток в «плоскодонку», заводили неказистый мотор «Стрела», смахивающий на безрогую головку очень худосочного жирафика, и всем семейством отправлялись отдыхать на острова. Рыбалка, уха, грибы, игры и конкурсы создавали здоровую атмосферу для воспитания гармоничной личности.
Сережа был на особом счету. Он отлично учился, ходил в художественную школу, замечательно и вдумчиво рисовал. В первом классе уже помогал папе смолить лодку, еще до школы, за один день научился плавать, сначала по «собачьи», потом «саженками», то бишь кролем. На заливных заринских лугах выступал заводилой погонять футбольный мяч, сходить в лес по грибы и ягоды, слазить в запретные зоны Волжского водозабора или Зеленодольского стрельбища. Но особенно памятна для Сережи охота с отцом на глухаря, красивую и гордую птицу. Никогда не отлынивал от работы в саду: копал, полол, поливал. А однажды, от великой, как ему казалось, любви к животным, совершил отвратительный поступок — украл щенка соседской овчарки. От родителей — прятал. Сам кормил, поил. Через неделю «преступление» раскрылось. Но поскольку Сережа быстро и безвозвратно прикипел к четвероногому другу, Викторию, так откличковали щенка, пришлось выкупать.
Когда нашему герою исполнилось десять лет, семья Большаковых сделала «крутой разворот» и переехала в сытое Ставрополье. Георгиевск входил в промзону курортов Минеральных Вод. Папа работал в строительной организации, мама преподавала физику в школе. Через год случилось несчастье. Отец погиб в горах под Кисловодском у «Медового водопада». В одночасье жизнь сменила полюса. Ангелина Михайловна осталась одна с троими детьми. Зарплата 110 рублей. Пособие по потере кормильца — 16.
Затяжной стресс надолго выбил ее из устоявшегося жизненного русла, превратив привычную, широко укатанную дорогу радости в глухую лесную узкоколейку. Как говорится, набежит беда — и с ног собьет! Суровую реальность не обойдешь, не объедешь! Денег хронически не хватало. Тем более на игрушки. Но детство брало свое. Сергей вспомнил «золотые руки» отца и взялся за инструмент. Благо, его было предостаточно. На любой «вкус и цвет». В натуральную величину выстрогал пистолет «Вальтер», автомат Шапошникова. Покрасил черной нитрокраской. «Оружие» не отливало вороненой сталью, но смотрелось как настоящее. Мальчишки во дворе завидовали переселенцу из Марийской автономии. Просили дать поиграть. Большаков быстро смекнул и пустил дело на поток. Менял свою «продукцию» на игрушки и даже продавал. В южном крае леса мало. Доски — дефицит. Дома и те саманные (смесь глины и соломы). Сергей ухитрялся доставать парафин и делать из него фигурки. Шли — на ура. Он постоянно тосковал по малой родине. Непроизвольно вспоминал заринских пацанов, однокашников из школы №3. Иногда в отроческом мозгу внезапно вспыхивала болезненно-обостренная ностальгия по родным местам, по великой Волге, проявляя в памяти милые сердцу уголки. И он нашел выход эмоциям: выстроил целую парафиновую улицу Озерки (дома, сады, баньки, люди). Не забыл Куликов залив, с беззаботными отдыхающими и посадками молодых сосенок на берегу, доковский затон с высокими гуртами топляков, туго перетянутыми железными прутами плотами, и сакалившими рыбаками…
Жить на маленькую зарплату становилось все труднее и труднее. Как старший мужчина в доме, Сергей все больше и больше проводил времени на даче, в поле, где был приличный огород. На зиму в объемных дубовых бочках солили арбузы, патиссоны. На учебу времени оставалось меньше, но все успевал. Много читал. И даже ночью — с фонариком. В богатой маминой библиотеке в крепких переплетах с золотым тиснением красовались Анатолий Рыбаков, Даниель Дефо, Жюль Верн, Фенимор Купер и другие. Буквально поглощал книгу за книгой, том за томом. В старших классах увлекся картингом. Сам собрал в Доме пионеров микромотороллер «Юрген». Участвовал в соревнованиях.

Профессиональный успех, омраченный несчастьем

В 1975 году Сергей уезжает в Москву и поступает в профессионально-техническое училище №162 на отделение электромеханика по лифтам. Закончил с отличием. Учился с интересом и неиссякаемой любознательностью. Подолгу просиживал в библиотеках. Даже в «Ленинке». На защите дипломного проекта глубокими познаниями просто сразил главного инженера крупной и авторитетной организации «Мослифт». Он заверил, что с такой подготовкой можно без экзаменов поступать в главный ВУЗ страны — МГУ.
Но жизнь распорядилась иначе. В 1977 году Большакова призывают в армию. Служил в Пушкинском высшем командном училище радиоэлектроники. Обслуживал компьютерные комплексы противовоздушной обороны. Заслужил 16 благодарностей, одна из которых — командующего Ленинградским военным округом.
После службы в армии мог закрепиться в Москве и даже от всемогущего «Мослифта» получить квартиру. Но мама очень хотела, чтобы сын вернулся в Георгиевск. Сергей особо не упирался и вернулся на Кавказ. Работал на военном заводе «Изумруд» токарем шестого разряда, фрезеровщиком — пятого. Трудился добросовестно, с полной самоотдачей. Руководство оценило рвение молодого рабочего и наградило путевкой в Болгарию.
— Перед экскурсией по Варне я остановился у сувенирного киоска, — вспоминает Сергей Михайлович. — Так и простоял завороженным несколько часов, разглядывая гипсовые копии с резных панно. На следующий день приехал вновь — с блокнотом и ручкой. Магазинчик оказывается, ввиду болезни продавца, не работал. Несколько часов я делал наброски на бумаге. Пока члены нашей советской делегации ходили по валютным магазинам в поисках джинсов, вин и разных побрякушек, в городке Несебыр курортной зоны «Солнечный берег» я на 330 рублей (по тем временам приличные деньги. Коробок спичек стоил одну копейку, проезд на автобусе — пять) купил около 10 гипсовых копий икон, различных панно. Правда, в международном аэропорту таможенники почему-то почти все отобрали. Я очень расстроился, но искусством лепки, резьбы заболел окончательно и навсегда.
По приезде домой Сергей купил разного вида резцы, приспосабливал под них скальпели. И работа закипела. Мама советовала идти в архитектурный институт. Но он, опять же с отличием, закончил отделение художественно-оформительских работ интерьеров зданий Георгиевского училища. Сюда же пригласили преподавать резьбу. В конце восьмидесятых провел первую профессиональную выставку из двух десятков работ. Пятигорское телевидение сняло фильм. Это — первый профессиональный успех. Но счастье неожиданно омрачилось несчастьем. Очень серьезно заболела мама. Сгорела быстро, тонкой свечкой. На сотне неглубоких вздохов. Ухаживать за Ангелиной Михайловной приезжала и Аля Чехова. В самые тяжелые и трудные минуты она находилась рядом с Сергеем.
К тому времени Алевтина Геннадьевна являлась заместителем директора по воспитательной работе школы №5 г. Волжска. Преподавала русский язык и литературу. В один из весенних вечеров они сели рядком, вспомнили беззаботно-босоногое заринское детство, поцелуи на печке и решили никогда не расставаться. Сыграли негромкую свадьбу. Два года жили в Георгиевске. Но малая родина манила, звала обратно в свои распростертые объятия. В начале девяностых Большаковы проводят «модную» тогда платную приватизацию квартиры (право частной собственности перед развалом СССР делало свои первые, еще робкие шаги). Продают дачу, гараж и на старенькой, видавшей виды, «копейке» едут в милый сердцу Волжск.

Козырная карта кондового консерватизма

На улице Гоголя молодые купили дом. В 92-м родился сын Иван. Сергей работал сторожем в центральной районной больнице, городском торге. Руководство было довольно. Редкий охранник ночью не спит. А Большаков ночи напролет резал и строгал. Строгал и резал.
В начале девяностых в Волжске интенсивно развивалось машиностроение. Небольшой городок входил в «Основные направления экономического развития страны». Наряду с гигантским производственным объединением «Волжскпродмаш» строилось современное высокотехнологичное совместное предприятие «Совиталпродмаш». Итальянцы знали толк не только в производстве, но и являлись изощренными ценителями античного и реально-прогрессивного искусства. Конечно же, они обратили внимание на работы волжанина. Заказывали у него иконы, шкатулки.
Один из влиятельных руководителей СП решил профинансировать «хобби» Большакова. Открыть цех и поставить дело на «ручной поток». Но поскольку работы мастера не повторялись и как бы представляли собой произведения искусства, таможня упорно не давала добро на их вывоз. В Миланском магазине «Подарки» напрасно ждали «товар» волжанина. Он не пришел. Итальянец горько посмеивался над существующими тогда федеральными законами и однажды, не выдержав нервного напряжения, в сердцах выпалил: «Сергей Борисович, намного проще вывезти тебя в Италию, чем твои работы!..» Большаков ехать на Апеннины не согласился. И еще одна козырная карта затерялась в колоде кондового консерватизма.

От Израиля до Японии и Канады
Тем не менее в Новой России мастер не пропал, не потерялся, не предал забвению свой талант. На межрегиональной выставке в Сыктывкаре он удостоен Диплома второй степени. Большой успех ждал на международном симпозиуме в Коломне. Неоднократно выставлялся в Москве на Красной площади в церкви Святой Варвары, арт-галерее «Три Дома». Проводились аукционы.
— Меня очень поразили японцы, — рассказывает Сергей Борисович. – Они специально выбирали иконы с дефектами, где есть сучки и задоринки. «Естество должно быть видимым», — подчеркивали, часто кивая головами и складывая домиком ладони на уровне груди, представители страны восходящего солнца. А один канадец добил меня окончательно. «Почему, — удивленно спрашивает, — дерево такое дешевое. Очень милая шкатулочка и стоит всего 80 долларов. Если она у вас в каталоге – возьму за 800».
Положа руку на сердце, и не покривив душой, можно сказать, что за славой и успехом Большакову далеко ездить не надо. Его постоянно приглашают в Казань. Несколько раз выставки проводились в Национальном музее Татарстана (последняя – в сентябре 2009-го), Казанском выставочном центре. Его работы приобретались для президента, муфтия Татарстана (Панорама Казанского Кремля, мечеть Кул-Шариф), мэра Казани (Музей Тукая). Отдел культуры г.Волжска подарил министру культуры, печати и по делам национальностей Республики Марий Эл Михаилу Зиновьевичу Васютину «Деревенские пейзажи».
За годы занятий любимым делом у Большакова накопилось более 200 крупных работ. Высокий уровень их исполнения не оставляет равнодушным никого. Вот что пишут посетители выставок в Книге отзывов:
Проходя мимо экспозиции Сергея Борисовича, ощущаю волну доброй энергии. Удивительно теплые и одухотворенные работы. И дело здесь, очевидно, не только в дереве, из которого они тщательно вырезаны. Это автор щедро делится со своими творениями любовью к людям, природе, своей Родине. От души желаю не растерять Божий дар, что дарован Вам судьбой! Радуйте всех, кто лицезреет Ваши творения!
С пожеланием творческих успехов художник по текстилю Палаты ремесел Республики Татарстан, искусствовед
Василиса Кузнецова.
* * *
Спасибо за выставку! Все просто замечательно! Слава таланту!
Г.С.Исхакова, Санкт-Петербург.
* * *
Мы восхищены и поражены мастерством Сергея Борисовича!
Рубахины из Израиля.
* * *
От Ваших работ невозможно оторваться; даже если очень спешишь и опаздываешь на свой туристический автобус. Они – находка для ума и сердца. Какие люди живут в России! Творческих Вам сил на многие года! Наши аплодисменты!
Саратов.
* * *
Уважаемый Сергей Борисович, спасибо за доставленное удовольствие. Особенно приятно было увидеть церковь «Воскресения» в Костроме. Это наша Родина. Желаем дальнейших успехов. Рады видеть Вас и Ваши работы в Ярославле.
Группа туристов
из Ярославля и Костромы.
* * *
Уважаемый мастер Большаков! Ничего подобного не видели! Поразительно! Неповторимо! От Вашего искусства в восторге!
Семьи Алимовых,
Горбуновых. Москва.
* * *
Спасибо за Ваше великолепие! Превосходно, тонко, глубоко!
Гафият. Латвия.
* * *
Я впервые увидела творение подобного рода и восхищена до глубины души!
Владивосток.


Творческая праздность — мать и отец пороков

— Сергей Борисович, от таких эпитетов голова не закружится? — обращаюсь к Большакову. – Небо не зазвездится, не заалмазится в Вашу честь?
— Ну что Вы, я спокоен как никогда, словно сетчатый питон. Стал более взвешенным и расчетливым. А творческая праздность — мать и отец пороков. Предстоит большая, очень большая работа. Слишком много сил, здоровья, нервных клеток пришлось потратить, чтобы достичь определенных высот. Сейчас наступает основной, самый главный этап моей жизни. Изменилось время. Изменился сам. Поскольку построили новый дом, у меня просторная и удобная мастерская. Помните, известное высказывание: «Счастлив тот, кто с радостью идет на работу и торопится домой». А у меня и дом и работа – «Два в одном!» (улыбается). Могу проснуться ночью и поймать себя на мысли: «Хочу, очень хочу спуститься в подвал, где множество инструментов, пахнущие лесом заготовки. Увлекусь. Забуду обо всем на свете. Жена утром хватится. Куда пропал! И с большим трудом уговорит подняться на завтрак. Сам себе удивляюсь, хлебом не корми, дай порезать, построгать! Зависимость какая-то… наркотическая (смеется). Хочу заняться садово-парковой скульптурой из бревен. Уже купил три кубометра липы, осины. Меня очень радует мировой технический прогресс. Электроника и компьютеризация резко шагнули вперед. Появилась возможность не напрягаясь работать на международном уровне. В интернете готовлю личный сайт Berezka-Art.ru. Сын учится в одиннадцатом классе школы №6. Порой придет домой, спустится в мастерскую и долго-долго смотрит на мою «резню». Потом вздохнет, как-то по-взрослому, и скажет: «Неэ… пап, я так не смогу. Это, наверное, дается от Бога, — и уверенно, даже слишком уверенно, продолжит: — Па,.. я решил, уже точно, поступаю на экономический. Буду твоим финансовым арт-директором. По уму сделаем каталог. Организуем показ и сбыт твоих работ на всех уровнях, в России, за рубежом». Слушаю сына, молчу и дивлюсь. А что говорить? Поколение NEXT! Но жизнь научила меня не торопить события. Время само все расставляет на свои места и само находит своих кумиров, порой жестоко, безжалостно расправляясь с ними или превознося до небес!

В картинной онлайн-галерее GoGetArt представлены картины и репродукции современных авторов в различных стилях и направлениях по довольно демократичным ценам. Здесь можно купить живопись, чтобы стильно оформить интерьер. А для ценителей же прекрасного это возможность собрать свою уникальную коллекцию. На сайте можно посмотреть каталог работ и оформить покупку.

А.КЛИМОВ.
Фото О.КОРОТКОВА.
Нравится
0
Не нравится
0
Обсудить на форуме
НАПИСАТЬ
КОММЕНТАРИЙ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ
О деятельности транспорта в Марий Эл за январь-октябрь: статистика
В Марий Эл за 10 месяцев с участием нетрезвых водителей произошло 90 ДТП
В больнице Волжска (Марий Эл) лечатся 34 пациента с подтвержденной коронавирусной инфекцией
Надзор за оборотом спиртосодержащей жидкости в Марий Эл: итоги за 10 месяцев
Данные о количестве новых случаев заражения короновирусом в городах и районах Марий Эл на 28 ноября
Copyright: ООО "Волжские вести"     
18+
Написать письмо      Контакты
Пользовательское соглашение
Дизайн и разработка: Студия "Green Art"
НА САЙТЕ:
Новости
Объявления
Форум
Афиша
Справочник
 
Блоги
Опросы
Вопросы-ответы
Фотоальбомы
Транспорт
В СЕТИ:
ВКонтакте
Facebook
Twitter
Youtube
RSS
Яндекс.Метрика