............
-
ГДЕ ИСКАТЬ:   НОВОСТИ И БЛОГИ
Я ИЩУ...
Для мобильного
   О нас    Контакты    Реклама    Подписка
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
написать письмо
НОВОСТИ | ИСТОРИЯ
25/03/2008

РОВЕСНИК ПЕРВЫХ ПЯТИЛЕТОК

Возникновение и развитие нашего города связано со строительством на лопатинской Воложке в годы первых пятилеток двух крупных промышленных предприятий по переработке древесины: Лопатинского деревообрабатывающего и Марийского целлюлозно-бумажного комбинатов. Место, где развернулись эти стройки и где раскинулся ныне город, было раньше покрыто лесом, высокие стройные сосны, мощные дубы, липы и березы подходили к самому берегу Волги.
Еще в первой половине XIX века лесопромышленники и купцы, жадные до наживы, хищнически вырубали лучшие лесные участки. Древесину вывозили на поташные заводы, использовали на изготовление бочек, рубили на дрова, выжигали уголь, добывали смолу.
С целью предотвращения создавшейся угрозы лесам в середине 19 столетия была проведена их таксация. Массивы делились на дачи, кварталы, между ними расчищались просеки, устанавливались межевые знаки, |5ыли введены строгий учет и охрана лесов.
Особенно страдали от неорганизованной рубки массивы, расположенные вблизи Волги и ее притоков, так как древесину удобно было сплавлять вниз по течению в южные степные районы, где цена ее была особенно велика. Учитывая это обстоятельство, губернское начальство сочло необходимым расположить кордоны обходчиков ближе к берегу. Один из таких кордонов и был устроен в районе поселка Заря, с постоянным проживанием обходчиков и членов их семей. Так в южной части лопатинской Воложки появились первые жители. Более населенным оказался район ее верхней части. В трех километрах от берега располагалась деревня Польки, а километрах в четырех — Русская Луговая, или как ее раньше называли Луговское. Это были довольно крупные населенные пункты. По данным «Списка селений Казанской губернии, Чебоксарского уезда», выпуск № 10, в 1907 году в Польках проживало 317 душ обоего пола, в Русской Луговой — 250 человек.
О более раннем проживании тут людей свидетельствует книга «Приволжские города и селения в Казанской губернии», изданная в 1892 году, где сообщается: «В одной версте от Луговского на юг находится урочище «городец», а на восток в таком же расстоянии — древнее кладбище, на котором жители находят древние металлические вещи».
Район лопатинской Воложки, как видно из этих фактов, не был глухоманью, куда не ступала нога человека. Лес — зеленое богатство — привлекал к себе многих.
Начавшаяся в 80-х годах XIX столетия прокладка Московско-Казанской железной дороги требовала много пиломатериалов и особенно шпал. Это обстоятельство быстро уловили дельцы-лесопромышленники. Используя лесной массив на лопатинской Воложке, дешевую рабочую силу, они рассчитывали получать огромные прибыли. Так на берегу Лопатинскога затона появились; в конце прошлого века небольшие паровые лесопильные заводы, принадлежащие астраханскому купцу В. И. Губину и козьмодемьянскому А. И. Шишокину. Последний вскоре разорился, более удачливым оказался Губин. Его завод работал вплоть до Великого Октября, затем был национализирован и несколько позже получил название «Заря».
После Великой Октябрьской социалистической революции на район лопатинской Воложки стали обращать внимание специалисты. В 1920 году было принято решение разместить здесь государственную спичечную фабрику «Орион». В протоколе заседания совета при главном правлении спичечной промышленности от 13 ноября 1920 года об этой стройке говорилось следующее:
«Намечены к постройке гофмановская печь, жилые здания для служащих и рабочих, лесотаска, шоссейные дороги, черепичный завод. Принимаются меры к организации собственного сельхоза. 1921 год будет подготовительный, главные же работы будут произведены в 1922 году. На основании указанных данных составлена смета на 285 миллионов рублей.
Но осуществить это строительство не представилось возможности. Видимо, сказались обрушившиеся в 1921 году на Поволжье засуха, неурожай, голод, лесные пожары. Да и средства молодой советской республике требовались более остро на другие нужды.
По-настоящему бурное развитие этот район получил в годы первых пятилеток, когда на лопатинской Воложке развернулось строительство деревообрабатывающего комбината (завода строительных деталей) и Марийского целлюлозно-бумажного комбината. Они и дали начало рабочему поселку Лопатино, а затем и. городу Волжску, которые позднее вобрали в себя и лесозавод «Заря», и деревню Польки.
Вопрос о сооружении фабрики строительных деталей, на которой изготавливались бы двери, оконные переплеты, половые доски, тес и другие изделия для промышленного и гражданского строительства, впервые был поднят еще в 1928 году трестом «Мариэксплолес».
Идея строительства фабрики строительных деталей была одобрена XI областной партийной конференцией в начале января 1929 года. Тогда трест «Мариэксплолес» обратился в лесобумажный директорат ВСНХ РСФСР с просьбой об открытии завода строительных деталей в Лопатинском затоне. Правда, этот вопрос осложнялся тем, что уже началось возведение такого же предприятия в Козловке Чувашской автономной республики, рассчитывающего на использование сырьевой базы марийских лесов. При строительстве завода в Лопатине годовая экономия составила бы 732 тыс. рублей. Кроме того, древесину, сплавляемую по реке Илеть, удобнее было подавать на Лопатинский рейд, чем транспортировать через фарватер Волги. Однако ВСНХ РСФСР в просьбе начать строительство в Лопатинском затоне отказал, мотивируя тем, что работы по возведению однотипного завода уже начаты.
Объем заготовок леса в марийском крае в то время был достаточно высок, а переработка его почти не производилась. Поэтому создание деревообрабатывающей промышленности в МАО становилось настоятельной необходимостью. 6 июня 1929 года Марийский обком ВКП(б) и облисполком, добиваясь принятия положительного решения ВСНХ и Госплана РСФСР о размещении фабрики на территории марийской области, обратились в Центральный Комитет партии. По его указанию Экономический Совет РСФСР 27 июня 1929 года принял положительное решение, не отменяя строительства в Козловке.
На сооружение Лопатинской фабрики стройдеталей центральные хозяйственные органы первоначально намечали отпустить 3,8 миллиона рублей, но вскоре увеличили сумму до 6,6 миллиона с расчетом, что будет строиться не фабрика, а деревообрабатывающий комбинат. Это означало качественно новую ступень в развитии промышленности марийского края. Комбинат являлся первой на территории МАО стройкой всесоюзного значения.
Для Марийской автономной области строительство первого крупного предприятия являлось не только символом индустриализации. С ним на деле осуществлялась задача формирования кадров, особенно национальных.
В июне 1929 года инженеру М. Н. Жеребцову, имеющему большой теоретический и практический опыт строительства, было поручено составление генерального проекта комбината. В августе того же года ВСНХ РСФСР принял эскизный проект строительства, а Марийский обком ВКП(б) утвердил управление строительства во главе с начальником Я. Д. Лысковым и главным инженером М. Н. Жеребцовым.
Имея 200 тысяч рублей, выделенных из местного бюджета (государственное финансирование стройки еще не было открыто), управление приступило в сентябре 1929 года к найму рабочей силы. Началась рубка леса, расчистка и планировка строительной площадки, заготовка строительных материалов. И тем не менее в «Древстрое» ВСНХ РСФСР часть работников все еще была против развертывания строительства в Лопатине. Только в апреле 1930 года стройка получила окончательное признание, 14 апреля ВСНХ РСФСР ассигновал на нее 1 миллион 300 тысяч рублей. 15 мая 1930 года проект строительства в Лопатино уже не фабрики, а комбината был утвержден ВСНХ СССР.
По приезде из Москвы главного инженера М. Н. Жеребцова, где он присутствовал при рассмотрении проекта на заседании президиума ВСНХ РСФСР, был составлен календарный план на 1930 год, который 20 мая был рассмотрен и утвержден.на административно-техническом совещании управления строительства. Эта дата и считается началом основных работ.
Руководство строительством комбината возлагалось на управление нижегородского треста «Севвостлес». Работы велись подрядным способом, подрядчиком, являлся трест «Татстройобъединение», так как строительная база Марийской автономной области была не развита. Органы, осуществляющие руководство строительством, находились за пределами МАО. Для них эта стройка являлась не главным объектом. Со стороны работодателя осуществлялся технадзор в лице главного инженера М. Н. Жеребцова и техника С. Р. Федотова. Общестроительные работы предусматривалось провести в два сезона 1929—1930 и 1930—1931 годов. Подготовительные и монтажные работы велись хозспособом.
Строить приходилось в трудных условиях. Неприветливо встретили лесные и болотистые места тех, кто прибыл сюда первыми, чтобы нарушить их вековой покой. Не хватало жилья. Ближайшие населенные пункты деревни Польки и Русская Луговая разместить всех не могли. Кому-то пришлось жить в наспех сооруженных бараках. Не просто было организовать нормальное питание. Много возникло и других вопросов, которые надо было решать незамедлительно и с участием местных органов власти. С учетом этого обстоятельства, а также увеличивающегося количества жителей в деревне Польки в 1929 году был образован новый сельский Совет Польковский — с подчинением Звениговскому канткому. Первым его председателем стал А. В. Стекольщиков.
Решающую роль в обеспечении стройки рабочей силой играли партийные и советские органы области. Люди прибывали на стройку как в порядке оргнабора, так и «самотеком». С мая по сентябрь 1930 года на строительстве комбината работало 2388 человек, в том числе 430 плотников, 783 землекопа, 557 возчиков. Основные силы строителей были сосредоточены на возведении первой очереди лесопильного цеха с четырьмя рамами. К сентябрю 1930 года 75 процентов работ на нем было выполнено.
Велись также работы на сооружении бассейна, сортировки, объектов быта. К 1 июня были построены два барака на 100 человек каждый, кооперативный ларек, достраивалась столовая, начато строительство пекарни на 60 пудов печеного хлеба в сутки. Ждали своей очереди и другие объекты, но рабочих рук не хватало. А тут еще возникла необходимость строить незапланированную ранее силовую станцию. По проекту предполагалось электроэнергию получать от бумкомбината, который намечалось строить по соседству, но сооружение его оттягивалось.
Осенью 1930 года размах строительных работ на возведении Лопатинского комбината резко уменьшился. Это было вызвано тем, что часть рабочих покинула стройку. Одних не устраивали бытовые условия, другие привыкли к сезонным работам, третьи были недовольны организацией труда и нехваткой строительных материалов.
В областной комитет партии обратился с письмом секретарь партийной ячейки А. П. Дьячков, в котором он рассказывал о крупных недостатках в организации строительных работ и просил помощи. После изучения специальной комиссией положения дел вопрос «О ходе Лопатинского строительства» рассматривался в октябре на заседании бюро ОК ВКЛ(б). Выполняя его решения, хозяйственные организации области увеличили помощь стройке. Она стала пополняться новыми людьми, прибывавшими из разных районов области. С организацией рабкоопа стало улучшаться снабжение рабочих. Утеплялись бараки, началось строительство добротных жилых домов для рабочих.
Партячейка и рабочком усилили политико-массовую работу, организовали читальни и красные уголки в бараках, начал работать пункт по ликвидации неграмотности, проводились и другие мероприятия.
Все больший размах на стройке набирало социалистическое соревнование. Горячий отклик нашел призыв Марийского обкома партии ко всем трудящимся области широко развернуть социалистическое соревнование и ударничество. Большую работу по его разъяснению проводила партийная ячейка, которая была организована 15 октября 1929 года. Сначала в ней было всего три коммуниста: начальник строительства Н. С. Лысков, председатель рабочкома А. П. Дьячков (он же стал секретарем ячейки) и К. Г. Григорьев.
2 июня 1930 года из четырех членов ВЛКСМ Угольцова, Батькова, Мясникова и Леонова образовалась на стройке первая комсомольская ячейка.
Собрание коммунистов, состоявшееся в сентябре 1930 года, призвало рабочих развернуть на стройке соревнование, принять встречный промфинплан. Свое решение коммунисты подкрепляли делами. Они шли впереди в социалистическом соревновании, увлекая за собой беспартийных. Бригада Ф. Солдакова вызвала на соревнование бригаду Ф. Гайфуллина, выполняла норму на 130 процентов, добиваясь экономии материалов на 16,3 процента. С большим энтузиазмом трудились бригады землекопов, возглавляемые Каргиным и Хабибуллиным, добившиеся 150 процентов нормы выработки. Хороших результатов достигли печники А. Петров, Содомов, маляр С. Ивашкин, выполнявшие производственную программу на 120—140 процентов.
Газета «Марийская правда» 11 февраля 1931 года рассказывала о том, с каким пониманием откликнулись люди на просьбу руководителей стройки помочь переправить локомобиль со станции Зеленый Дол, ведь железнодорожной ветки тогда еще не было. 650 добровольцев вышло на субботник.
Много было трудностей, но люди работали самоотверженно. Газета писала, что лучшие ударники Лопатинского строительства не раз уже показывали образцы трудового героизма, раньше срока заканчивая объекты работ. «Пусть ударный труд охватит всю стройку и доведет ее до конца ранее намеченных сроков»1.
Для строительства требовалось все больше людей и материалов. Оставляло желать лучшего и руководство треста «Севвостлес». К тому же и трест «Татстройобъе-динение» ослабил к весне 1931 года темпы строительства, не принимал мер к закреплению кадров. На стройке сложилась тяжелая обстановка.
В докладной записке Марийскому обкому партии 3 августа 1931 года член обкома т. Матвеев сообщал: «Дело постройки крепко затягивается, рабсилы, нет.

Снабжение продуктами питания безобразно плохо, на сегодняшний день сварили последнюю капусту и нет крупы, нет вообще продуктов... Заболеваемость малярией, хины нет. На выдачу зарплаты рабочим денег нет, что отражается на текучести рабсилы... Необходимо принять меры скорее, чтобы обеспечить пуск, хотя лесопильного цеха пока.
Партийные и советские органы МО вынуждены были принять срочные меры. Руководство строительством было передано от треста «Севвостлес» во Всесоюзное объединение «Союзстандартжилстрой». На партийных собраниях предприятий, колхозов, учреждений области высказывалось мнение о необходимости большевистской помощи строящемуся комбинату. Леспромхоз «Мушма-ри» передал строителям 100 пил, 35 топоров и медный котел (для организации общественного питания), командировал бригаду из 32 человек на 20 суток. Колхоз «Вол-гыдо корно» Звениговского района выделил 50 тысяч штук красного кирпича и 16 бочек цемента. Члены сельхозартели «Передовик» отправили строителям выработанное сверх плана масло. Рабочий завода «Красный волгарь», член ВКЩб) М. Н. Шаронов свой очередной отпуск отработал в Лопатино на кладке печей. Отличились и домашние хозяйки поселка Звенигово: они составили бригаду из 93 добровольных работниц, поехали на комбинат и там не хуже мужчин справлялись с любым заданием.
Первый марийский гигант становился поистине народной стройкой.
В июле ударная комсомольско-молодежная бригада в составе девяти человек, работавшая на строительстве 20-квартирного дома, обратилась к комсомольцам области с призывом принять активное участие в стройке.
В августе 1931 года обком и облисполком приняли решение о направлении на строительство 50 коммунистов и 200 комсомольцев, свыше 1500 плотников, землекогоз, арматурщиков.
Обком комсомола «объявляет областную организацию мобилизованной (в порядке добровольности) с 10 часов утра 23 сентября 1931 года». Двести парней и девушек на лошадях двинулись на стройку.
7 октября 1931 года состоялось общее собрание жителей деревни Польки с повесткой дня: «О мобилизации рабочей силы д. Польки на прорыв Лопатинского комбината». В постановлении записали: «Граждане д. Польки с 8 октября обязуются выйти на прорыв Лопатинского комбината и отработать 5 суток».
Наряду с русскими и мари, на строительстве трудились рабочие многих национальностей. Татарская ударная бригада из 20 и мордовская из 32 человек в течение двух месяцев без выходных дней работали на стройке.
Ряды ударников пополнили 186 человек. Образцы ударного труда показывали бригады Кузнецова, Митрофанова, Калягина и другие. Бригаде, возглавляемой Ф. Солдаковым, поручали выполнять самые сложные работы, и везде она перекрывала задания. Никто не брался за установку 48-метровой трубы котельной, а эта бригада взялась и успешно справилась с работой.
Когда нужно было ликвидировать отставание в сооружении бассейна, также была послана бригада Ф. Сол-дакова. Работая под осенним дождем, в холодной воде и грязи, она выполнила поставленную задачу. За самоотверженный труд члены бригады были премированы.
120 человек подписали договор о самозакреплении до конца строительства.
И вот наконец наступил долгожданный день. В приветствии областной партийной организации говорилось: «Марийский обком ВКЩб) шлет большевистский привет коммунистам, комсомольцам, ударникам, рабочим, инженерно-техническому персоналу, одержавшим победу на фронте социалистического строительства МАО. Под руководством ВКЩб) ....решительно проводя ленинскую национальную политику, при поддержке пролетариата Нижкрая, методом соревнования выполнили боевую задачу пуска цехов первой очереди. Ответственные задачи еще впереди — добиться достройки, в срок всего комбината, одного из 518.
10 декабря 1931 года строители сдали в эксплуатацию лесопильный цех, один из основных цехов первой очереди Лопатинского комбината. Намечалось пустить его 1 декабря, но произошла задержка по причине засылки на строительство несбалансированного оборудования. «Теперь, казалось, все готово к пуску и вдруг — непредвиденное: в самый последний момент замерзла водопроводная линия, которая питала силовую станцию, — вспоминал об этом бывший работник комбината А. Е. Смирнов. — Запасных труб тогда ни метра не было. Мне дали бригаду землекопов, и мы раскапывали водопровод и жгли костры, чтобы отогреть трубы».
Момент пуска один из корреспондентов описывал так: «Раздается протяжный свисток... Наступил самый торжественный момент... Лесопильная рама пускается в ход. Михаил Дмитриевич Камашев подает в пилораму бревно, и она с шумом и визгом своими пилами захватывает белую мякоть дерева. Первое бревно длиною в шесть с половиной метров и толщиной в 30 сантиметров было распилено за две минуты 20' секунд».
Сообщая об этом событии, газета «Марийская правда» 15 декабря 1931 года напечатала фотографии передовиков строительства: бригадира бетонщиков Ипатьева, бригада которого работала по 18 часов в сутки без выходных, десятника Труфанова, инженера из мари Мосолова, инженера по монтажу Маркова.
Была одержана важная победа на фронте социалистического строительства. В число действующих вступила первая очередь Лопатинского комбината строительных деталей.
К этому времени для строителей и работников комбината было выстроено уже немало жилья, но оно строилось в разных местах, и единого поселка не было. Дело в том, что по генеральному плану предусматривалось построить социалистический городок для комбината строительных деталей и будущего целлюлозно-бумажного. Предполагалось, что уже к концу пятилетки в нем будет проживать до 8200 человек. Но строительство бум-комбината оттягивалось, и этот план не был претворен в жизнь.
В 1930 году было построено 9 одноэтажных засыпных бараков, хлебопекарня, столовая, которая служила также местом для проведения собраний и различных культурно-массовых мероприятий. Специальное здание клуба возвели в следующем году, стала действовать баня. Так как основная масса рабочих проживала в этом поселке, его стали называть «Рабочим поселком».
В юго-западном направлении от строящегося комбината в 59 квартале появился «Технический поселок», где жили инженерно-технические работники и служащие управления строительством. Для них в 1930 году построили рубленый одноэтажный барак, а в 1931 году — рубленый дом.
В том же году ближе к деревне Польки были построены два двухэтажных общежития на 90 человек каждое, один 18-квартирный дом. Здесь же были построены три деревянных дома гостиничного типа по проекту «дом-коммуна», в которых были общие кухни, столовая, коридор. Позже по такому же проекту было построено еще несколько домов. Хотя в них и была проведена некоторая перепланировка под семейные квартиры, документация оформлялась как на «дом-коммуну». Поэтому рабочие стали называть весь этот поселок «Коммуна».
Лопатинский комбинат в 1932 году начал выдавать продукцию и продолжал строиться. С высокими трудовыми результатами продолжали работать бригады бетонщиков во главе с Ф. Солдаковым, плотников — бригадир Н. Платонов, электромонтеров — бригадир А. С. Баранов. Свои передовики производства появились в действующих цехах. Систематически перевыполнял производственное задание рамщик лесопильного цеха Романов. Его портрет был помещен в газете «Марийская правда» 11 марта 1932 года. Рабочий К. П. Матвеев, член хозрасчетной бригады, добившейся высоких показателей, был избран делегатом на Всесоюзный съезд профсоюзов. По-ударному трудились в 1932 году на комбинате пришедшие в числе первых на его стройку из деревень Польки Г. Е. Андреев, из Курочкино — Ф. И-. Куприянов. В марте 1930 года здесь начал работать плотником Ф. Т. Новиков, затем без отрыва от производства он окончил курсы электромонтеров, избирался депутатом Верховного Совета Марийской АССР. Как передовика производства отмечала многотиражная газета «Марий гигант» работницу домостроительного цеха Е. Ф. Говорову.
Рос Лопатинский комбинат, увеличивалось число жителей поселка. В нем действовали почта, клуб на 500 мест, школа, радиоузел на 1000 радиоточек, медпункт. 27 декабря 1933 года Президиум ВЦИК издал постановление об отнесении возникшего населенного пункта при Лопатинском комбинате строительных деталей к категории рабочих поселков.
Первым председателем Лопатинского поселкового Совета стал Н. П. Полевщиков, член ВКП(б) с 1926 года. Аппарат поссовета состоял из четырех человек: председателя, секретаря, финансиста и курьера. В состав президиума входило семь членов, было создано семь комиссий: финансовая, кооперативно-торговая, сельскохозяйственная, здравоохранения, коммунально-бытовая, народного образования, по промышленности.
В середине 1934 года в поселке Лопатино проживало 3532 человека.
5 ноября сюда впервые пришел мотовоз с одним вагоном, что свидетельствовало о завершении строительства железнодорожной ветки от ст. Зеленый Дол до рабочего поселка Лопатино, которое было начато древкомбинатом еще в 1930 году. Это был замечательный октябрьский подарок лопатинцам. Теперь древкомбинат получил возможность ежедневно отправлять свою продукцию, а не накапливать ее в зимнее время в ожидании навигации. Стал регулярно вывозить пиломатериалы со ст. Лопатино и лесозавод «Заря». А жители поселка могли выезжать в Казань и Йошкар-Олу.
У многих волжан бытует мнение, что название поселка Лопатино связано с фамилией казанского купца Лопатина, который якобы поставил тут лесопилку, и это место стали называть по его имени. Архивные документы, исторические источники этого не подтверждают. Лесопилка, о которой говорят как о лопатинской, на самом деле принадлежала купцу Губину. В справочной книге «Вся Казань», изданной в 1899 году, даются такие сведения: «Торговый дом «Братья Губины»—лесопилки Ильинское и Лопатино...» Имя Лопатина в данной книге вообще не значится. В книге «Адрес-календарь» Казанской губернии на 1915 год речь идет уже о Губине-младшем, которому по наследству перешли торговые дела и промышленные предприятия. И снова каких-либо сведений о купце Лопатине нет. В 1988 году А. С. Авдеевым в ЦГА ТАССР был найден документ-разрешение казанского губернатора на постройку парового лесопильного завода в Паратской даче купцу В. М. Губину. О недолго существовавшем другом лесопильном заводе на Лопатинском затоне, принадлежавшем Шишокину, говорят документы, хранящиеся в Госархиве МАССР (фонд 226). Это отчеты приказчиков о деятельности завода Шишокина, который жил в Козьмодемьянске, и ведомости на выплату зарплаты рабочим. На документах стоит печать с надписью «Лопатинский .лесопильный завод Александра Ивановича Шишокина».
Почему же затон, а по нему завод и поселок стали называть лопатинскими? Документов, которые бы проливали свет на этот вопрос, не обнаружено.
По поводу названия Лопатино бытует несколько легенд. Вот одна из них. На пойменных лугах нижней части затона добывали глинозем на переработку. Копали лопатами, работа изнуряла землекопов. Рабочие даже сложили и распевали грустную песенку: «Эх, лопата, тяжелая лопатка, довела ты меня до устатка». На месте выбранного за многие годы грунта остался котлован, который заполнился грунтовыми и вешними водами. Образовалось озеро, созданное в результате тяжелого труда. Народ стал- именовать его Лопатино. Позднее это название было перенесено на всю низину, а потом на затон. Будет легенда опровергнута или подтверждена, покажет время.
Хотя старейшим предприятием в нашем городе является комбинат «Заря», он не входил во вновь образованный рабочий поселок. Небольшой старый лесозавод находился на территории Татарской республики в. ведении «Татлесотреста».
В книге «Фабрично-заводские предприятия Российской империи», изданной в Петрограде в 1914 году, значится: «Губины, братья В. и А. Торговый дом, три лесопильных завода... Лопатинский (по названию затона) паровой лесопильный завод. Год основания 1890, место — близ станции Зеленый Дол Московско-Казанской железной дороги, Ильинской волости, Чебоксарского уезда.
Двигатель один паровой —35 лошадиных сил. Работающих— 50. Производит доски, шпалы, брусья, клепку. Годовая продукция — 60—100 тысяч рублей».
На заводе Губина были установлены такие же, как и везде, порядки. Мизерной была заработная плата рабочих. Мужчины получали в день 50 копеек, а женщины и подростки еще меньше — соответственно 40 и 20 копеек. Да и из этой зарплаты делалось много разных вычетов, взимались различные штрафы.
При основании завода были построены два барака, в которых преимущественно жили холостяки и бессемейные рабочие. В них не было и минимальных санитарно-гигиенических условий. Плата за жилье превышала треть месячного заработка.
Завод работал круглые сутки. На производстве было много несчастных случаев, так как дело с охраной труда было поставлено из рук вон плохо. Пострадавших в большинстве случаев увольняли с предприятий без выплаты какого-либо пособия. В 1916 году на заводе было зарегистрировано 14 несчастных случаев с потерей трудоспособности.
Весть о победе вооруженного восстания в Петербурге
была встречена рабочими завода с большим энтузиазмом.
17 января 1918 года образуется Зеленодольский фабричный район, куда вошел и Лопатинский лесопильный завод, 25 февраля состоялось общее собрание рабочих и служащих фирмы Губина. Собрание объявило имущество фирмы народным достоянием, а управлять имуществом поручило комиссии в составе 5 человек.
Трудная обстановка складывалась на заводе в годы гражданской войны. Из-за отсутствия сырья производство работало с перебоями. Часть рабочих ушла в Красную Армию, часть была направлена в отряды по заготовке хлеба для населения голодающих городов. Оставшиеся на месте рабочие трудились с большим подъемом, снабжали пиломатериалами Паратский завод, где ремонтировались суда Волжской военной флотилии.
С начала 1920 года обстановка на заводе стала стабилизироваться. Как и на других предприятиях, здесь устанавливается 12-часовой рабочий день с дополнительной оплатой сверхурочных часов согласно положению нового Кодекса законов о труде. С 1 января по 10 февраля выходные объявляются трудовыми воскресниками, а заработанные на них средства вносятся в фонд Красной Армии.
В 1923 году в связи с реорганизацией Паратского комбината, куда входил Лопатинский лесопильный завод, он был передан в «Татлесотрест». В это время ему было присвоено наименование «Заря».
В 1927 году завод обрел самостоятельность в решении хозяйственных и финансовых вопросов. В годы первых пятилеток проводится реконструкция завода, устаревшее оборудование заменяется более производительным. Была установлена новая лесотаска, велось-строительство жилых домов для рабочих.
Затем на несколько лет биография лесозавода «Заря» сливается с биографией Марбумстроя, куда он в июле 1935 года был передан в аренду сроком на 3 года.
Лесозавод «Заря» после окончания аренды и возвращения его «Татлесотресту» остался на территории рабочего поселка Лопатино, которая к этому времени была передана из Татарской АССР Лопатинскому поселковому Совету Марийской АССР.
В первые же годы после постановления ВЦИК об образовании поселка Лопатино он стал быстро развиваться. Это было связано со строительством на берегу Лопа-тинского затона второго крупного предприятия — целлюлозно-бумажного комбината.
По объему строительных работ, сложности устанавливаемого оборудования, технологии производства он не шел ни в какое сравнение с первым. На его сооружение

эыло израсходовано 150 миллионов рублей. На отдельных этапах строительства одновременно трудилось до семи с половиной тысяч человек.
Размещение крупнейшего промышленного предприятия на территории Марийской автономной области явилось свидетельством заботы Советского государства об индустриализации ранее отсталого края, ликвидации экономической отсталости МАО.
Первые строители пришли на площадку в мае 1934 года. Им тоже пришлось испытать все трудности первопроходцев: валить вековые сосны, корчевать пни, засыпать болота, бороться с малярией.
Среди первых строителей было четыре коммуниста: начальник строительства А. Г. Рыбаков, по национальности мари, в прошлом активный комсомольский и партийный работник, только что окончивший Промышленную академию, его заместитель Н. И. Тюрин, председатель постройкома П. В. Ефимов и экономист В. И.Дмитриев. 24 мая на своем первом собрании коммунисты рассмотрели вопрос о том, как организованно начать и в намеченный правительством срок завершить строительство.
Сооружение комбината имело общесоюзное значение. Оно решало проблему производства технических видов бумаги для электропромышленности, которые приходилось закупать за рубежом. Марбумкомбинат призван был сыграть существенную роль в борьбе за экономическую независимость нашей страны.
Весть о начинающемся в Лопатино строительстве бумажного комбината с большим энтузиазмом была встречена в Марийской автономной области. О нем много говорили и писали.
«Вся область должна строить бумкомбинат» — такой тезис был выдвинут на X съезде Советов МАО. Каждый день прибывали на стройку из районов в одиночку и группами рабочие: каменщики, плотники и те, кто не

имел никакой специальности. Весть о развертывании большого строительства в марийском крае быстро распространилась по всему Среднему Поволжью. И люди потянулись сюда из Мордовии, Татарии, Чувашии и других республик и областей. Коллектив Марбумстроя с первых дней стал складываться как многонациональный. Но главную роль в формировании многотысячного коллектива играл все же организованный набор рабочей силы. Обком партии и облисполком 8 августа 1934 года приняли постановление «Об обеспечении Марбумстроя рабочей силой». Все районы области получили конкретные задания по вербовке и посылке рабочих на Марбумстрой. Инженерно-технические работники и хозяйственники подбирались обкомом партии и облисполкомом, а также прибывали из Москвы, приезжали с других бумажных комбинатов по направлению Народнее комиссариата лесной промышленности.
Развертывание такой крупной стройки было связано с многими трудностями. Деревни Польки и Русская Луговая не могли разместить всех прибывающих, многим пришлось жить первые месяцы в еле приспособленных времянках или ходить на ночлег в Мамасево, Часовенную или Малые Параты. Очень мало было квалифицированных кадров строителей и инженерно-технических работников. Приходилось завозить многие строительные материалы издалека, так как в самой автономной области в достаточной мере их не имелось. Почти полностью отсутствовали на стройке механизмы, а основным видом транспорта была лошадь. Затягивалось составление технического проекта комбината. И все же по сравнению с началом строительства Лопатинского комбината марбумстроевцам было легче. Недалеко находилось действующее предприятие, которое было способно оказать помощь в пиломатериалах, в подготовке кадров через ФЗО.
К началу 1935 г. был построен поселок из 12-квар-тирных домов и общежитий, столовая на 600 человек, хлебопекарня, магазин, организован отдел снабжения.
В декабре 1934 года Наркомлеспром утвердил технический проект и генеральную смету строительства. Руководство Марбумстроя приступило к подготовке строительства основных цехов комбината и ТЭЦ. Перед первомайскими праздниками 1935 года состоялся торжественный митинг, посвященный закладке первого производственного корпуса.
Марбумстрой стал рассматриваться в тресте «Глав-бу.мстрой» как самый крупный и важный объект. Хотя на стройке и была проведена значительная механизация строительных работ, тысячи кубометров грунта все еще выбирались лопатами, стройматериалы на вторые, третьи этажи поднимались при помощи простых приспособлений — укосин. Плохо одетые и обутые, в дождь и холод строители ежедневно выполняли большие объемы работ. Ввод жилья не успевал за быстро растущим числом строителей. Дома, особенно бараки, были перенаселены. Об этом свидетельствуют материалы комиссии обследовавшей жилые поселки 21—27 августа 1936 года: «В момент обследования поселка кирзавода обнаружено: ...В бараке № 25, комната № 5, проживает 5 семей, общим количеством 26 человек, из которых имеется 3 грудных ребенка и маленьких детей 9 человек»1.
Не все выдерживали напряженный ритм стройки, слабые, малодушные уходили. Но зато на тех, кто оставался, можно было положиться вполне. Бригада Ф. Солдакова, получившая трудовую закалку на строительстве Лопатинского древкомбината, давала по 500 — 600 процентов выработки. Молодежная бригада арматурщиков И. Костина неоднократно завоевывала переходящее Красное знамя. Сам бригадир показывал пример, выполняя норму на 400 процентов, а 19 февраля 1936 года выполнил ее на 673 процента.
Областной комитет ВКП(б) придавал Марбумстрою огромное хозяйственно-политическое значение. Вопросы строительства систематически рассматривались на заседаниях бюро и облисполкома. Выполняя их решения, райкомы и райисполкомы районов республики посылали на стройку людей, помогали строительными материалами. По направлению обкома_ партии и обкома комсомола сюда прибывали коммунисты и комсомольцы.
Быстро росли ряды ударников производства. В числе первых были бетонщик Ф. П. Солдаков, каменщик Г. А. Власов, плотник Медведев, кузнец Фролов, каменщики Аполлонов и Никаноров. Трудно перечислить сегодня всех, кто пришел тогда на волжский берег и своими руками расчистил место под будущий комбинат, а потом возводил его корпуса.
Это было время, когда марбумовцы, узнав о начавшемся в стране стахановском движении, первыми в республике подхватили его.
31 октября состоялся слет стахановцев Марбумстроя. Участники слета в обращении ко всем трудящимся области заверили их, что работать будут по-стахановски ив то же время просили помощи — не хватало рабочих рук. На просьбу строителей отозвались сотни людей. В коллектив Марбумстроя вливались новые силы. Новички становились рядом с ударниками и стахановцами, учились у них, перенимали опыт.
Стахановское движение на стройке захватило не только отдельных рабочих, но и целые коллективы. Бригада землекопов Кожина в октябре выполнила норму на 205 процентов, бригада грузчиков Бимошева — на 202 процента. Но впереди шли каменщики. Первым показал пример Никифоров, уложивший за смену 2133 кирпича, что составило 358 процентов дневного задания. На своих страницах многотиражная газета «Бумстроевец» и областная «Марийская правда» писали о Савлукове, выполнившем норму на 438 процентов, о С. А. Кирееве, давшем 700 процентов.
В марийском крае, как и по всей стране, развернулась активная работа по выполнению решений декабрьского (1935 года) Пленума ЦК ВКП(б), который поставил перед партийными, профсоюзными и комсомольскими организациями задачу — шире распространить стахановское движение в промышленности и на транспорте, сплотить вокруг него широчайшие массы трудящихся. В рабочем поселке Лопатино, на Марбумстрое и древкомбинате состоялись партийные собрания, которые обсудили вопрос об организации стахановско-бусы-гинского движения.
Участники собрания Марбумстроя в принятой резолюции записали: «Всем коммунистам и комсомольцам на основе широкого развертывания массово-политической работы среди строителей возглавить... организацию стахановского движения на всех участках, бригадах нашей стройки».
Партийная и профсоюзная организации Марбумстроя наметили конкретные мероприятия по развертыванию стахановского движения. Проводились стахановские сутки, декады, организовывались слеты стахановцев. За счет средств постройкома стахановцам отпускались деньги на покупку коров, зимней одежды, обуви. Управление строительством наградило шесть человек меблированными квартирами. Это была настоящая партийная забота о материальном стимулировании социалистического соревнования.
Большое внимание уделялось повышению культурно-технического уровня строителей. В 1936 году на различных курсах и в кружках техучебы занималось 800 человек. Для повышения общеобразовательного уровня работающих были организованы вечерние начальная и семилетняя школы. Работали кружки по ликвидации неграмотности. Марбумстрой стал кузницей кадров строителей. Техническая учеба способствовала повышению квалификации рабочих и росту производительности труда.
Большую организационно-партийную и массово-политическую работу проводила партийная организация стройки. На собраниях и заседаниях парткома рассматривались вопросы, касающиеся всех сторон жизни и деятельности коллектива. Рабкоровский актив газеты «Бумстроевец» составлял 60 человек. На Марбумстрое выпускалось 20 стенных газет. Комсомольская организация стройки считалась лучшей в области, особенно в годы, когда секретарем комитета ВЛКСМ был В. Юшков.
В августе 1936 года состоялся второй слет стахановцев. По единодушному решению его участников сентябрь был объявлен стахановским месячником.
Лучшими стали стахановские бригады: маляров, руководимая Кузнецовым, бетонщиков, возглавляемые Агаповым и Русяевым, плотников — бригадиры Художников и Новиков, мостовщиков во главе с Филипповым, каменщиков— бригадир Киреев. 7 сентября Ф. П. Солдаков со своей бригадой установил новый рекорд по бетонированию, выполнив сменное задание на 461 процент. Из месяца в месяц успешно справлялся с плановыми заданиями коллектив строительного участка, которым руководил И. Ф. Бородавко.
В 1936 году строители освоили самую большую сумму капиталовложений — 34 миллиона рублей.
Во втором квартале того же года на Марбумстрой стали прибывать монтажные бригады из центральных трестов «Буммонтаж» и «Союззаводстрой», а также специалисты из Москвы и из других городов страны. Поступающее оборудование преимущественно изготовлялось на отечественных предприятиях Ленинграда, Киева, Харькова. Часть оборудования по договору Наркомлес-прома должны были поставить английские и американские фирмы.
Благодаря упорному труду строителей, к концу 1937 года основные работы по сооружению первой очереди были завершены. «Марийская правда» 14 ноября сообщала о том, что в канун 20-й годовщины Октябрьской революции было проведено опробование механизмов целлюлозного завода и получена первая целлюлоза. Но ввести в строй действующих целлюлозный завод не представлялось возможным. Задерживали различные причины. Официальный пуск первой очереди целлюлозного производства состоялся 1 февраля 1938 года.
Энергетики праздновали рождение теплоэлектроцентрали несколько раньше. Строители и монтажники, выполняя взятые обязательства к годовщине принятия плана ГОЭЛРО, 21 декабря 1937 года сдали эксплуатационникам в пробный пуск паровой котел № 1 производительностью 35 тонн пара и турбоагрегат № 1 мощностью 6000 киловатт. 19 января 1938 года турбина начала работать.
К началу декабря 1938 года была подготовлена к пуску первая бумагоделательная машина. Торжество по случаю выработки первой тонны бумаги на комбинате состоялось 5 декабря, в День Конституции СССР. Почетное право выработать первую бумагу было предоставлено сеточнику Е. А. Соколову, участнику первого Всесоюзного семинара стахановцев целлюлозно-бумажной промышленности. Целлюлоза для первой бумаги была сварена А. В. Морсковым.
Марбумкомбинат стал гордостью трудящихся Марийской АССР. «Богатырь на Волге» — так любовно называли его. Он вошел в историю нашей республики как символ ее индустриализации.
В конце января 1939 года в стране началось движение за достойную встречу XVIII съезда ВКП(б). Молодой коллектив Марбумкомбината. обратился ко всем рабочим, колхозникам, интеллигенции республики с призывом встретить партийный форум трудовыми свершениями и принял на себя обязательство досрочно выполнить план первого квартала. Подкрепляя обязательства делами, инициаторы соревнования выполнили план квартала к 10 марта.
Годовой план по производству бумаги был выполнен на 102,3 процента, задание по росту производительности труда перевыполнено на 5,7 процента. К концу 1939 года каждый четвертый работающий на комбинате являлся стахановцем или ударником. Таким был старт марийских бумажников.
Одновременно со строительством комбината создавался в сосновом бору, восточнее стройки, вблизи берега лопатинской Воложки, поселок для рабочих и служащих Марбумстроя. Газета «Комсомольская правда» так писала об этом: «Три года назад в густые лопатинские леса пришли люди и наскоро сбили бараки. Началась стройка. Теперь это место неузнаваемо. В лесу рядами выстроились жилые дома, клуб, больница, гостиница, ресторан, школа, на строительной площадке высятся корпуса цехов и огромные стометровые эстакады.
Рос и развивался рабочий поселок Лопатино. Если в 1934 году в нем проживало 3532 человека, то в 1937 году — уже 10321 человек. Промышленные предприятия поселка в том году выработали продукции на сумму 7 миллионов рублей.
В то время в цехах предприятий, в организациях, учреждениях, как и по всей республике, шло обсуждение проекта Конституции Марийской АССР. На собраниях трудящиеся высказывали различные предложения, связанные с перспективой развития своего поселка, с изменением его названия. Лесной отдел Марбума предлагал изменить название Лопатино и переименовать поселок в Краснополянск (деревню Польки называли еще Красные Поляны) или в Комсомольск, так как на комбинате работает много молодежи. Работники главной конторы Марбумкомбината просили выделить поселок в самостоятельную административную единицу, присоединить к нему Мамасевский сельсовет и назвать Марийск. А вот в главной конторе Марбумстроя высказали пожелание преобразовать Лопатинский поссовет в район и присвоить ему новое имя.
Пожелания трудящихся были приняты во внимание. Президиум Верховного Совета РСФСР 26 августа 1939 года издал указ, по которому за счет разукрупнения Звениговского и Сотнурского районов был создан новый Волжский район, центром которого стал поселок Лопатино.
Указом Президиума Верховного Совета МАССР от 13 сентября 1939 года по Волжскому району был образован организационный комитет под председательством С. И. Остроумова для подготовки первых выборов в райсовет, проведенных 24 декабря 1939 года. На них было избрано 34 депутата.
2 января 1940 года состоялась первая сессия. Ее открыла старейший депутат И. Д. Шибков?. Сессия избрала президиум райсовета, председателем которого стал С. И. Остроумов, заместителем — Н. А. Романов, секретарем — А. Н. Николаев, членами стали Е. А. Ша-барин, И. Н. Никитин, Н. А. Ларионов, А. И. Полумордвинов, С. М. Вареникин, 3. И. Филиппова.
В связи с образованием района встал вопрос о создании районной партийной организации, которая и была организационно оформлена на первой Волжской районной партконференции, состоявшейся 9—10 октября 1939 года. В ее работе участвовало 46 делегатов с правом решающего голоса и 8 — с совещательным голосом. Конференция рассмотрела вопрос об очередных задачах парторганизации района, избрала районный комитет ВКП(б) в количестве 23 членов и 2 кандидатов. На состоявшемся 10 октября 1939 года организационном пленуме Волжского райкома ВКП(б) были избраны его секретари: первым —Е.А. Шабарин, работавший до этого секретарем парткома Марбумкомбината, вторым — С. Т. Елькин, третьим — П. Ф. Январев, а также и бюро райкома, в состав которого, кроме секретарей, вошли С. И. Остроумов, М/ Н. Каляев, Н. Ф. Федоров, И. Ф. Бо-родавко.
С первых дней своей деятельности райком партии активно включился в работу по выполнению решений XVIII съезда ВКП(б) и мероприятий, намеченных первой районной партийной конференцией.
С образованием нового района возникла необходимость в районной газете, организовать и редактировать которую Марийский обком партии поручил Н. И. Сперанскому, работавшему в то время в республиканской газете «Марийская правда». Но выезд Сперанского к месту работы немного задержался, и несколько номеров газеты выпустил И. И. Целищев, работавший в отделе пропаганды и агитации райкома партии. Первый номер газеты вышел 7 ноября 1940 года.
Более 1300 членов ВЛКСМ насчитывалось в Волжском районе накануне первой комсомольской конференции, состоявшейся 5—6 декабря 1939 года. 104 делегата с решающим голосом и 13 — с совещательным, представлявших 54 первичные организации, обсуждали вопросы, которые необходимо было решать мл первых порах вновь создаваемому райкому комсомола. Первый организационный пленум райкома, состоявшийся 6 декабря, завершил оформление районной комсомольской организации. Секретарем РК ВЛКСМ избран А. Г. Чернышев, заведующими отделами — Д. В. Смирнов, Е. П. Антоничев, П. М. Грунин, С. Г. Скворцова.
Поселок Лопатино стал развиваться еще стремительнее. К началу 1940 года здесь размещались 4 из 8 крупных промышленных предприятий и строительных организаций республики: Марийский целлюлозно-бумажный и Лопатинский деревообрабатывающий комбинаты, лесозавод «Заря» и Марбумстрой, на которых работало 6170 человек, почти в 3 раза больше, чем в Йошкар-Оле. А продукция, выпускавшаяся лопатинскими предприятиями, составляла около 60 процентов всей промышленной продукции республики. К тому времени численность населения рабочего поселка Лопатино приближалась к 20 тысячам человек. По численности жителей.он почти в 2 раза превосходил город Козьмодемьянск, занимавший до революции первое место, и лишь немного уступал Йошкар-Оле.
В поселке насчитывалось 19 улиц, три из них имели твердое покрытие, 1074 здания, более 5 километров водопроводных сетей, две бани. Началась прокладка канализации.
Большое развитие получило в поселке народное образование, здравоохранение, культура. В трех начальных, двух неполных средних и одной средней школе обучалось 3112 учащихся. С ними занималось 109 учителей, из которых 15 имели высшее образование, 10 — незаконченное высшее, 12 закончили учительский институт. Стопроцентной успеваемости по математике в восьмых-десятых классах добивался учитель Г. А. Заплатин, хорошие знания по русскому языку показывали учащиеся 3. Я. Филипецкого, в числе лучших были также Б. И. Братчиков, Е. Г. Платонова и другие. Школы № 5 и 6 размещались в типовых каменных зданиях, построенных марбумовцами в 1936 и 1937 годах.
В 1939 году строители сдали в эксплуатацию больницу на 200 коек. Она была второй по величине в республике. А в 1932 году при Лопатинском комбинате работал всего один только здравпункт, который размещался в маленьком домике возле проходной. Прием больных вел один врач. Весь медперсонал состоял из 7 человек. ' Оборудование было простое, не было ни рентгеноаппа-рата, ни лаборатории.
В городском музее в витринах, посвященных истории здравоохранения, представлены документы, рассказывающие о тех, кто стоял в предвоенные годы на страже здоровья лопатинцев. Это главный врач больничного объединения А. Ф. Адриановский, врачи М. Р. Сурская, С. В. Мокринский, П. И. Евстропов, фельдшер Т. О. Ще-петова. Многие работники здравоохранения вели большую общественную работу. Об этом свидетельствует характеристика врача Н. А. Ветчинкиной. По путевке Нар-комздрава РСФСР после окончания Казанского медицинского института в 1939 году приехала она в поселок Лопатино на работу врачом-терапевтом. Уже на следующий год была избрана депутатом в районный Совет, в 1940 году ее выдвигают на должность заведующей районным отделом здравоохранения, в том же году она становится членом исполнительного комитета райсовета.
Наличие специалистов высокого класса, достаточная лечебная и материальная базы позволили еще в 1938 году открыть на базе лопатинской больницы курсы деквалификации медицинских сестер.
Молодежь посещала спортивные площадки, занималась в кружках Осоавиахима. Особой популярностью пользовался филиал республиканского аэроклуба, где юноши и девушки проходили теоретическую подготовку, а за штурвал учебного самолета садились в Йошкар-Оле. Летчик-инструктор А. Висков в газете «Бумстроевец» 24 ноября 1938 года писал: «Республиканский аэроклуб выпустил молодых пилотов, среди них лопатинцы Комиссаров, Леванов, Комаровский, Антонов». Первый прыжок с парашютом Е. Пухальская совершила 24 июля 1935 года.
Быстрый рост рабочего поселка поставил вопрос о его преобразовании в город. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 6 июля 1940 года рабочий поселок Лопатино получил статус города с присвоением ему наименования Волжск. Президиум Верховного Совета Марийской АССР 18 июля этого же года преобразовал Ло-патинский поселковый Совет в Волжский городской Совет народных депутатов трудящихся. В момент преобразования поссовета в Волжский горсовет в его составе было 25 депутатов, президиум состоял из пяти человек: С. М. Вареникин — председатель, А. А. Кирсанова — заместитель председателя, М. М. Егорова — секретарь, члены президиума В. А. Данилов, И. X. Халиуллин.
Весь 1940 и первую половину 1941 года Волжская партийная организация провела под девизом мобилизации коммунистов, рабочих, инженерно-технических работников на улучшение организации труда на производстве, внедрения технического прогресса и строжайшей экономии материальных ресурсов в промышленности, как этого требовали решения XVIII съезда ВКЩб).
У волжан были большие планы, но осуществить их во многом помешала Великая Отечественная война.
21 июня 1941 года Волжск праздновал 20-летие марийской автономии. На стадионе Марбумкомбината состоялся торжественный митинг. В здании школы № 6 была организована выставка, рассказывающая об успехах промышленности и сельского хозяйства района.
В этот воскресный день намечалось также проведение массового гуляния и спортивных мероприятий.
Праздник был прерван известием о том, что началась война с фашистской Германией.
Указ Президиума Верховного Совета СССР первым днем мобилизации объявил 23 июня 1941 года. Но уже 22 июня в Волжский райвоенкомат пришли первые десятки добровольцев с просьбой направить их на фронт.
Начальник цеха Марбумкомбината коммунист Макаров в своем заявлении писал: «Прошу зачислить меня добровольцем в действующую Красную Армию, буду защищать Родину и бить врага беспощадно». Из заявления медсестры хирургического отделения райбольницы Е. И. Гиенко: «Прошу райвоенкомат зачислить меня добровольцем в ряды славной Красной Армии. Вместе с братьями и товарищами буду стойко защищать СССР».
Повсеместно проходили митинги и собрания. Из резолюции собрания Волжского древкомбината: «Трудящиеся комбината полны гнева и ненависти к фашистским разбойникам и их извергу Гитлеру. В ответ на наглое нападение мы ответим еще большей сплоченностью вокруг партии Ленина, вокруг Советского правительства. Высокая дисциплина и организованность, ст-а-хановская работа, каждодневное выполнение и-леревыполнение плана —вот залог нашей победы над зарвавшимся врагом» ',
Мужчины уходили на фронт, их заменяли женщины, старики и подростки. 10 июля 1941 года в газете «Марийская правда» было опубликовано обращение волжанок ко всем женщинам республики с призывом заменить на работе мужчин, ушедших на фронт. В нем говорилось: «Дорогие подруги, женщины Марийской республики! Мы обращаемся к вам с призывом идти на производство, чтобы отдать все свои силы и способности на великое и благородное дело, особенно в дни решительной борьбы с врагом. Идите на заводы, фабрики, в МТС, колхозы, становитесь на места ушедших на фронт бригадиров, мастеров, трактористов, комбайнеров, рядовых рабочих и колхозников, приложите свои силы всюду, где только можете принести пользу государству». Домохозяйка Назарова заняла рабочее место мужа, ушедшего на фронт, Ворожцова заменила станочника Дмитриева. Их примеру последовали Яковлева, Можеева и многие другие.
Обсудив 10 сентября 1941 года вопрос «О работе парторганизации в условиях Великой Отечественной войны», пленум Волжского райкома партии обязал его бюро и первичные парторганизации обеспечить четкую и бесперебойную работу предприятий, учреждений, колхозов и совхозов.
В городе были организованы и работали учебные пункты, в которых овладевали военным делом сотни трудящихся согласно постановлению Совнаркома СССР от 2 июля 1941 года «О всеобщей обязательной подготовке населения к обороне». Население готовилось к противовоздушной и химической обороне. Была полностью проведена светомаскировка, на наблюдательных пунктах устанавливалось круглосуточное дежурство, были вырыты десятки щелей.
Выполняя решения пленума, первичные партийные организации промышленных предприятий, учреждений в короткие сроки перестроили свою работу на военный лад и мобилизовали трудящихся на выполнение и перевыполнение производственных заданий.
В напряженном ритме работали предприятия и организации. Трудовые коллективы перешли на удлиненный рабочий день, вычеркнули из календаря выходные и праздничные дни, огромным напряжением физических и моральных сил наращивали выпуск продукции, осваивали новые, необходимые фронту виды изделий.
В город стали прибывать промышленные предприятия, эвакуированные из западных районов страны. Так, Лопатинский древкомбинат разместил на своих площадях в декабре 1941 года один из заводов Наркомата авиационной промышленности. 26 августа 1941 года сюда же прибыл цех Ленинградской катушечной фабрики им. Володарского. В результате упорной работы всего коллектива по строительству и монтажу катушечный цех к 1 декабря был пущен. Крупнейшее предприятие города — Марбумкомбинат — завершил производственную программу 1941 года 2 ноября, сверх плана было выработано продукции почти на 8 миллионов рублей. Производительность труда превысила плановую на 37 процентов,-а к уровню 1940 года она составила 225 процентов.
Успешно справились с производственной программой и другие предприятия города. Так, древкомбинатом план был выполнен на 111,9 процента, по спецзаданиям — на 104,9 процента. За три месяца войны было изготовлено 182 тысячи комплектов спецтары, 75 тысяч штук брусков для санитарных носилок, 5 тысяч пар лыж, 15 тысяч комплектов понтонных мостов.
Бригада электромонтеров древкомбината, руководимая комсомольцем Барановым, ежедневно выполняла производственное задание на 230—250 процентов. Комсомолец Волков, с авиазавода выполнял задание на 300—350 процентов, Трифолев с этого же завода давал выработку до 700 процентов. Из 320 комсомольцев, занятых на производстве, 152 являлись двухсотниками, то есть выполняли нормы на 200 и более процентов.
Люди понимали всю сложность положения военного времени и работали столько, на сколько хватало сил и умения. Шли на предприятия раньше обычного, дорожа каждой минутой. Так было во всех трудовых коллективах.
Широко развернулось социалистическое соревнование, быстро росли ряды стахановцев и ударников, новаторов и рационализаторов, среди которых большинство были коммунистами и комсомольцами. Рабочие порой по 16—18 часов не уходили из цехов и выполняли по 2—3 дневные нормы.
На Марбумкомбинате в 1942 году в соревновании участвовала 81 бригада, 7 из них назывались фронтовыми. Образец самоотверженного труда показала бригада теплоцентрали во главе с коммунистом Даниловым, которая произвела ревизию турбины № 1 за 4 дня вместо 12 по плану. На древкомбинате из 22 бригад 9 были объявлены фронтовыми. Лучшей считалась бригада А. Г. Левина, которая занималась изготовлением авиапланки. Перед входом на комбинат была установлена большая географическая карта, на которой отмечалась линия фронта. Рабочие, идя на смену, задерживали внимание на ней. Это поднимало чувство ответственности за предстоящий рабочий день у каждого труженика. Взятые в честь 25-летия Великого Октября социалистические обязательства коллектив древкомбината с честью выполнил, план 1942 года был завершен к 15 октября.
На 120—200 процентов выполнили нормы стахановцы древцеха лесопильного завода «Заря».
Во второй половине 1942 года началось соревнование трудовых коллективов за право первыми подписать новогодний рапорт Родине. В числе первых свои подписи поставили рабочие, инженерно-технические работники и служащие деревообрабатывающего комбината, хлебокомбината, артелей «Бумажник» и «Бумстроевец», досрочно выполнивших задание 1942 года.
На митинге, посвященном подписанию письма марийского народа своим землякам-фронтовикам, стахановец древкомбината Алексеев сказал: «Я получил письмо от своего сына, который партизанит в глубоком тылу у фашистов и просит меня не беспокоиться о нем. Много, пишет, уничтожено эшелонов, взорвано мостов. Вернусь, пишет, только тогда, когда совсем освобожу Советскую Белоруссию, нашу любимую Родину от проклятого фашизма, а ты, папа, работай в тылу, не отставай от партизан. Да, я выполнял норму до сегодняшнего дня на 200 процентов, а буду выполнять больше, лишь бы скорей приблизить час окончательного уничтожения германского фашизма».
День победы над врагом приближали новаторы и рационализаторы производства. Только на Марбумкомбинате в первом полугодии 1943 года внедрено было 43 рацпредложения, давших годовую экономию почти в 1,5 миллиона рублей. Одно лишь предложение начальника цеха Кириллова по сбережению остродефицитных материалов дало комбинату около 240 тысяч рублей эконо-. мии в год. А инженеру комбината Б. Б. Гутману за разработку и внедрение в производство бактериальных фильтров присвоено звание лауреата Государственной премии. На древкомбинате от 16 внедренных предложений был получен экономический эффект в размере 25 тысяч рублей.
Местная и кооперативная промышленность за годы войны почти удвоила производство валовой продукции и дала фронту и тылу продукции на сумму более 5 миллионов рублей, в том числе 21 тысячу пар лыж, на 950 тысяч рублей повозок, колес и много другой продукции.
Вносили определенную лепту в решение важных задач военной поры и школьники. Фронтовые бригады, созданные из учащихся шестых-седьмых классов школы № 5, работали в цехах Марбумкомбината, готовили подарки для раненых бойцов, выезжали на прополку посевов в колхозы района. Учительница-пионервожатая Анисимова возглавила группу учащихся школы № 2, которые трудились в подсобном хозяйстве древкомбината по вывозке на поля удобрений, проводили снегозадержание, занимались прополкой. Члены ансамбля песни и пляски Дома пионеров давали концерты на предприятиях, выпускали стенгазеты, проводили беседы, писали лозунги, организовывали игры, читку книг для детей улицы Щорса (ныне улица Ленина), сортировали и складывали доски на лесозаводе «Заря».
В страдные дни уборки урожая на колхозных полях района полный день трудились учащиеся сельских школ. Так, учащиеся Обшиярской школы в общей сложности выработали за сезон 2640 трудодней. Ученицы этой школы А. Павлова, Н. Ефимова за лето 1944 года выработали по 79 и 80 трудодней. 200 килограммов ржи было намолочено из колосьев, собранных школьниками в колхозе «Трудовик» Обшиярского сельсовета.
Среди пионеров широкое развитие получило тимуровское движение. В городе и районе было создано 18 тимуровских команд, которые оказывали большую помощь семьям красноармейцев, собирали металлолом, шиповник, лекарственные травы, следили за светомаскировкой, собирали подарки для бойцов Красной Армии.
Большой вклад в победу внесли труженики колхозов района, снабжая страну и фронт продуктами сельского хозяйства. Трудовая активность колхозников за годы войны значительно выросла, повысилась производительность труда. Если в 1940 году один трудоспособный колхозник выработал в год 253 трудодня, то в 1945 — 291 трудодень.
Встав на фронтовую вахту, члены сельхозартели «Передовик» (председатель — коммунист А. Я. Матвеев) в полтора-два раза перевыполняли норму выработки. Три года подряд бригада, возглавляемая А. Д. Ситниковой, в колхозе «Крестьянский подъем» Помарского сельского Совета удерживала первенство среди сорто-участиов республики. Успешно выполняя социалистические обязательства, давала два плана в год бригада Петрова из Помарской МТС. Молодая трактористка Данилова выполнила годовой план на 125 процентов, а тракторист Егошин — на 375 процентов.
Многие жители Волжска часто выходили на воскресники и заработанные деньги перечисляли в фонд обороны. Так, 28 июля 1941 года более 1500 горожан по инициативе райкома партии провели субботник в лес-трансхозе, заготовили 1470 кубометров древесины и 1380 кубометров шпал. Заработанные 20 тысяч рублей были переведены в фонд обороны.
По инициативе партийной организации бумажной фабрики на Марбумкомбинате развернулась работа по отчислению ежемесячно однодневного заработка в фонд обороны страны.
Коллективы и отдельные граждане вносили в сберегательные кассы наличные деньги, сдавали облигации государственных займов. На 6870 рублей сдали облигаций в первые же дни войны работники жилищно-коммунального отдела Марбумкомбината. 1520 рублей составила сумма облигаций, внесенных в фонд обороны колхозниками Мамасевского сельсовета. Домашние хозяйки Козлова и Сахарова, у которых по два сына сражались на фронте, сдали облигаций на 3500 рублей и внесли наличные деньги.
Только за период с 1 июля 1941 года по 20 января 1942 года от трудящихся города и района в фонд обороны поступило 42 тыс. 185 рублей и облигаций на 266 тысяч рублей.
Успешно прошла подписка на Государственный заем 1942 года. За короткий срок сумма подписки достигла 4 млн. 486 тыс. рублей, что составило 235,5 процента к плану реализации.
К концу 1942 года трудящиеся района собрали 850 тысяч рублей на постройку авиаэскадрильи «Марийский колхозник». Колхозы «1Мая», «Красный Октябрь» Помарского сельсовета на собранные средства приобрели для Красной Армии по самолету, а члены сельхозартели «Передовик» и «Ленин корно» того же сельсовета за годы войны передали летчикам по два боевых самолета. 10 января 1943 года на территории Помарского сельсовета приземлились боевые самолеты с надписью «Марийский колхозник». Состоялся митинг по случаю передачи их фронтовикам, превратившийся в яркую демонстрацию патриотизма и неразрывной связи тыла и фронта. Вручая летчикам боевые машины, колхозники дали наказ беспощадно истреблять фашистскую нечисть. Выступивший на митинге младший лейтенант Русакович от имени всех летчиков, принимавших самолеты, заявил: «Дорогие товарищи! Принимая от вас боевые машины, приобретенные на ваши личные сбережения, мы заверяем вас, что будем бить ненавистного врага, не жалея своих сил и жизни. А вы в тылу своим самоотверженным трудом оказывайте всемерную помощь нашей доблестной Красной Армии.
На строительство танковой колонны «Марийский бумажник» жители города внесли 117 тыс. 700 рублей.
Заботясь о воинах Красной Армии, 10 тысяч волжан приняли участие в сборе теплых вещей. На 20 января 1942 года в районную комиссию поступило более 300 полушубков, 600 пар валенок, более 2 тысяч овчин, 1200 килограммов шерсти. На их переработку было собрано дополнительно 24 тыс. 919 рублей. Особую заботу о бойцах проявляли домашние хозяйки и учащиеся школ. Так, депутат Волжского горсовета Стрелкова организовала работу 20 домашних хозяек, которые связали более 100 пар теплых носков.
Бойцам, находящимся на излечении в госпиталях, направляли художественную литературу. Было собрано 1380 книг. Особую активность проявили, собрав 300 книг, учащиеся восьмого класса школы № 6 под руководством классного руководителя Филипецкого.
Общественные организации города развернули работу по оказанию помощи семьям и детям эвакуированных. Для них было выделено 600 кубометров дров и 40 кубометров срезки на лесозаводе «Заря». Оказана денежная помощь в сумме 13 тыс. 825 рублей.
Теплом и вниманием были окружены и семьи фронтовиков. Большую заботу о них проявляла дирекция лесозавода «Заря». Все дети красноармейцев были устроены в детский сад, семьи обеспечены топливом, а для престарелых и больных был налажен подвоз, воды. На предприятиях города создавались фонды помощи семьям фронтовиков и инвалидов войны.
Так жители Волжска трудились в тылу, помогая фронту в борьбе за победу.
Героически сражались волжане на фронтах Великой Отечественной войны. Навсегда сохранятся в памяти народной ратные подвиги Героев Советского Союза М. Г. Елисеева, А. Е. Кошкина, 3. Ф. Прохорова, М. А. Федина.
Из наградного листа Героя Советского Союза Михаила Григорьевича Елисеева:
«17 января 1943 года младший сержант Елисеев, будучи командиром орудия, вступил в единоборство под деревней Татарино с тысячами вражеской пехоты и тяжелыми танками, показав при этом подлинное геройство.
Тов. Елисеев, заменив наводчика, расстреливал в упор колонны вражеской пехоты, обозы ее снаряжением и продовольствием, расстрелял тяжелый танк, подпустив его на 25—20 метров.
Тов. Елисеев оставался на боевом посту у панорамы до последнего дыхания, до последнего человека в расчете и погиб смертью героя, показав преданность социалистической Родине, партии Ленина.
Дорого обошлась смерть младшего сержанта Елисеева немецким захватчикам. Сотни трупов немцев и мадьяр полегли на поле боя, десятки обозов остались недвижимы на дороге к деревне Татарине, и последним от его снаряда стал недвижим тяжелый немецкий танк с десантом автоматчиков.
Достоин высшей правительственной награды — присвоения посмертно звания Героя Советского Союза.
КОМАНДИР ПТ БАТАРЕИ ЛЕЙТЕНАНТ ПОРОШИН».
Бесстрашным, находчивым разведчиком проявил себя Андрей Евдокимович Кошкин. «29 сентября 1943 года под сильным огнем противника он переправился через Днепр, уточнил систему обороны и силы противника, извлек из немецкого штаба важнейшие документы, доставил их в штаб, с боем переправившись через Днепр.
5 октября 1943 года во главе группы разведчиков по заданию отправился в тыл противника в районе Куце-валовка. При выполнении задания уничтожили склад боеприпасов и склад горючего, при этом истребили 15 гитлеровцев. При возвращении встретили группу противника и, вступив в бой, уничтожили 3 гитлеровцев и 5 взяли в плен.
В ночь с 8 на 9 октября 1943 года при наступлении на высоту в районе Куцеваловка одним из первых ворвался в расположение противника, забросав гранатами огневую точку, вывел из строя пулемет противника чем обеспечил успешное продвижение подразделения и занятие высоты. В этом бою лично уничтожил в рукопашной схватке 3 гитлеровцев. Гвардии младший сержант Кошкин — бесстрашный, решительный, находчивый разведчик, достоин звания Героя Советского Союза» 1ак писал в представлении командир Кошкина гвардии старший лейтенант Чуев.
Большой путь с боями за нашу родную землю прошел уроженец нашего города Михаил Александрович Федин. В наградном листе Героя Советского Союза М. А. Федина говорится: «Сержант Федин в числе первых со своим отделением форсировал реку Днепр. В наисложнейших условиях за удержание и расширение плацдарма на правом берегу Днепра пять раз отражал атаки фашистского батальона, нанося ему большие потери. При ликвидации прорыва под д. Медвин 8 октября 1943 года, когда выбыл командир взвода, Федин принял на себя командование и со своим взводом отразил восемь контратак численно превосходящего противника, поддержанного танками и массированными налетами авиации. Взвод под командованием Федина истребил в этом бою до 150 гитлеровцев. Противник перешел в девятую контратаку, и на пулемет Федина двинулись рота немцев. Федин сам лег за пулемет, а когда кончились патроны, он встал во весь рост и крикнул: «Гвардейцы, за мной вперед!» — и бросил две гранаты на наседавших немцев. И эта атака была отбита. Свой рубеж взвод Федина удерживал прочно, а ночью организовал смелую атаку и отбросил врага на несколько сот метров, улучшив свои позиции».
Есть в Волжске улица Прохорова, этим именем назван колхоз, где родился Зинон Филиппович Прохоров. Из наградного листа мы узнаем о его подвиге:
«Когда бойцы, ведомые своим командиром, поднялись в атаку, с фланга неожиданно ударил немецкий пулемет. Прохоров был тяжело ранен. Превозмогая боль, он пополз к пулемету. Бойцы видели, как их командир своим телом закрыл амбразуру дота, и вражеский пулемет замолчал. Мстя за командира-героя, воодушевленные бессмертным подвигом гвардии лейтенанта бойцы и командиры роты решительно бросились в атаку, очистили от противника с. Ходош и заняли примыкающую к нему высоту.
Гвардии лейтенант Прохоров, обеспечивший своим подвигом успех боя, героически погиб 19 сентября 1944 года».
Тяжелыми были фронтовые дороги Ивана Павловича Субботина: Сталинград, Курская дуга. Будучи командиром отделения батальона противотанковых ружей, он всегда находился на переднем крае. Бил по танкам наверняка, старался подпустить на такое расстояние!, чтобы каждый выстрел становился для вражеского танка роковым.
Затем И. П. Субботин, отличавшийся смелостью и находчивостью, был зачислен в разведчики, а вскоре стал командиром отделения разведчиков. Ночные вылазки в тыл противника, рискованные операции. И рядом с двумя орденами Славы, сиявшими на груди, у разведчика засиял орден Красной Звезды. А за дерзкую операцию по захвату «языка» Субботин был награжден орденом Славы 1-й степени. И стал бесстрашный воин полным кавалером ордена Славы.
Множество полков, бригад и дивизий доблестно сражались на полях сражений Великой Отечественной войны. Но 107-я отдельная стрелковая бригада особенно дорога нам. Бригада эта формировалась на берегах Волги и значительную часть ее пополнения составили добровольцы из Марийской республики, в том числе и из Волжска. Среди них был молодой фрезеровщик Г. С. Суслов. В составе бригады, а затем 117-й гвардейской стрелковой дивизии он прошел славный боевой путь, награжден двумя орденами Красной Звезды, медалью «За отвагу» и другими боевыми наградами. По настойчивой просьбе был зачислен в роту разведчиков ученик девятого класса средней школы комсомолец Коля Ромашенков.
В числе добровольцев был и Н. А. Лазарев, которому еще не исполнилось 18 лет. Он отличился на Брянском фронте. В боях под Туапсе получил тяжелое ранение. Удостоен нескольких государственных наград.
Умело воевали С. Г. Голубев, А. Н. Сухов, И. Д. Сидоров, С. А. Калабушкин и другие. Среди добровольцев было много девушек. К. С. Аношкина, Л. И. Кавказская, В. В. Осипова, имевшие медицинское образование, были зачислены медсестрами. Позже все удостоены государственных наград.
Мужественно воевала санинструктор стрелковой роты первого батальона шестнадцатилетняя Женя Павлова. За героизм, проявленный при выносе раненых с поля боя, она была награждена орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу». Но не дожила Женя Павлова до победы. 19 июля 1943 года во время сильного обстрела вражеская мина оборвала жизнь отважной девушки.
По призыву Коммунистической партии на территории, временно оккупированной фашистами, развернулось широкое партизанское движение. Партизаны устраивали засады, нападали на вражеские гарнизоны, поджигали склады, пускали под откос эшелоны противника с живой силой и техникой. Сражались в рядах народных мстителей и волжане.
...Долгий и трудный путь через леса и топкие болота Литвы прошли А. В. Акайкин с товарищем, совершившие побег из поезда, который вез пленных в Германию. На территории Витебской области вышли к партизанам. Большой урон наносили народные мстители врагу. 1 мая 1944 года фашисты, проводя операцию по ликвидации партизанской зоны, ввели в действие танки и большое количество пехоты. Отряд «Большевик», которым командовал Акайкин, удерживал оборону у деревни Кульган. По соседству бились другие отряды. Казалось, нет выхода, но партизаны держались. Вечером был получен приказ: прорываться с боем из сжимающегося кольца врага. В ночь с 3 на 4 мая бригада имени Суворова, куда входил и отряд «Большевик», пошла на прорыв. Сильный пулеметный и минометный огонь встал на пути бойцов. Многие падали, сраженные пулями и осколками. Живые упорно пробивались вперед. Началась рукопашная схватка. На рассвете 4 мая партизаны вышли из окружения. «Прорыв» — так называется памятник, установленный на месте, где был совершен партизанский подвиг.
Работал до войны на Лопатинском древкомбинате Николай Васильевич Разваляев. В 1940 году он был призван в Красную Армию. С первых дней войны принял участие в боевых операциях. Оказавшись раненым за линией фронта, установил связь с партизанами. На костылях ходил по белорусским деревням, собирал сведения о фашистских гарнизонах и передавал их в партизанский отряд. 10 ноября 1943 года каратели схватили Николая Разваляева. Полтора месяца длились допросы, пытки в фашистском застенке. 24 декабря его казнили. В течение двух суток не снимали окоченевшее тело с надписью «Партизан», а затем бросили в яму.
Стойкими мужественными воинами показали себя сотни волжан, которым интересы народа, Родины были дороже жизни. За мужество и героизм, проявленные в боях с врагами, около 1600 жителей Волжска награждены боевыми орденами и медалями. Почти 3500 человек сложили свои головы на полях сражений. Это им в городском парке воздвигнут памятник, в их честь зажжен Вечный огонь.
Сорок пять лет прошло с того дня, когда победоносно завершилась небывалая по своим масштабам и ожесточенности битва против гитлеровского фашизма. Но память о жестоком сражении с коварным врагом будет жить вечно.

В Москве есть много фирм, предлагающих товары и услуги - автосалоны, магазины электроники, агентства недвижимости, медицинские центры, турфирмы и т.п. Как найти именно ту компанию, которая предоставит сервис на должном уровне? На сайте rocketcomment.ru размещаются реальные отзывы людей о московских фирмах, которые помогут вам сделать свой выбор.

Г.Бастраков
Нравится
+1
Не нравится
0
Обсудить на форуме
НАПИСАТЬ
КОММЕНТАРИЙ
КОММЕНТАРИИ
НОВОСТИ
21 октября в Марий Эл облачно с прояснениями, небольшие осадки в виде мокрого снега и дождя, температура воздуха, днем 0…+5 градусов, ночью и утром на отдельных участках дорог гололедица
Онлайн сервис юридической помощи для жителей Марий Эл
ПФР по Марий Эл: с 1 октября для получения ежемесячной денежной выплаты из средств маткапитала семьям необходимо вновь подтверждать доходы
В Марий Эл бойцы СОБР завершили полевой выход
В Йошкар-Оле (Марий Эл) приставы и сотрудники ГИБДД продолжают совместные рейды
Copyright: ООО "Волжские вести"     
18+
Написать письмо      Контакты
Пользовательское соглашение
Дизайн и разработка: Студия "Green Art"
НА САЙТЕ:
Новости
Объявления
Форум
Афиша
Справочник
 
Блоги
Опросы
Вопросы-ответы
Фотоальбомы
Транспорт
В СЕТИ:
ВКонтакте
Facebook
Twitter
Youtube
RSS
Яндекс.Метрика